Фантастика и Психология: Сила Притяжения

Автор статьи PhD Natalya Vovchok

Как Вы думаете, кого в мире больше: критиков или хвалителей?

«Это смотря о чём мы говорим», — наверняка может закрасться вот такая мысль.

А давайте побеседуем о Науке. О той самой современной науке, которая дорожит своими нано-технологиями, прорывами в разработке искусственного интеллекта и прожектами будущего освоения космоса. И не забудем про ту «науку», что изучает влияние вкусовых качеств колбасы, если её сразу на язык класть без маслица; взвешивает тела умерших, чтоб понять, «сколько весит душа» или пропагандирует «защиту уязвимых нейронов в мозге» методами поедания зелёных листьев салата. Короче говоря: наука в 21 веке бывает разная. Порой – на грани абсурда и безумия, а однажды – восхищающая каждого из нас.

За что мы любим науку? Вряд ли таким вопросом Вы задаётесь каждое утро, когда, например, чистите зубы. Но как минимум, можно предположить, что науку мы ценим за то, что она помогает жить. Вообще, конечно, вопрос «Зачем мне наука, которая жить не помогает?»  звучит достаточно риторически.

Как мы воспринимаем учёного? Тоже по-разному: можно его в халате в лаборатории представить, можно за кафедрой на саммите или пишущим что-то в толстой тетради. Представить его можно как угодно, но распознать, чем учёный отличается от НЕ-учёного, несложно. Есть такой ключевой параметр: РЕЗУЛЬТАТ. Именно результат его научной деятельности: научное открытие в форме того или иного продукта: методики, теста, модели, изделия и так далее.

И вот на этом этапе, уважаемый собеседник, придётся немного притормозить.

У нас беда с открытиями!!!

Есть такой знаменитый учёный-когнитивист – Герд Гигеренцер, который в ряде своих лекций в Институте Макса Планка, не боится обсуждать призрачность и ценность «современных открытий» и говорит так: «Если наука – это океан, то в нём нам надлежит увидеть два моря: Море Открытия и Море Доказательства. И вся наша проблема в том, что Море Доказательства пытается диктовать Морю Открытий правила игры, которые ему чужды по сути. Море Открытий и Море Обоснования – два равноправных Моря, однако же сегодня руки большинства учёных связаны требованиями Моря Обоснования, которые описаны в некоторой степени. А Море Открытий структурировать и обязать какими-то ограничениями просто не представляется возможным».

Вот потому-то многие учёные попросту боятся поднять паруса и отправиться в Море Открытий. Они понимают, что приверженцы Моря Обоснования могут просто на первых же этапах, ещё в гавани, задушить все начинания и не позволить открытию – пускай даже и по-настоящему полезному и прекрасному – снизойти на сушу, где живёт Человечество.

КАК ЖЕ БЫТЬ в таком случае?

Вопрос открыт, уважаемый собеседник. Существует одна любопытная тенденция.

Какова вероятность внедрения практического открытия учёного и какова вероятность внедрения предсказанных господами-фантастами субстанций, технологий и явлений?

Статистика — порою наука удивительная. И она неумолимо заявляет: 76% открытий описывают и совершают… фантасты(!) и лишь только 22 % —  ученые!   Это не какие-то последние 5-10 лет, но тенденция, охватывающая целое столетие. Оказывается, что существует некая альтернативная науке отрасль, в которой эксперты с задачами открытий и инноваций справляются лучше (причём значительно) и эффективнее, чем учёные, для которых научные открытия – прямая задача и обязанность!

КАК так получается и ПОЧЕМУ —  это, безусловно, тема отдельного научного исследования.  Но с позиции прикладной психологии мы уже могли бы начать погружение в тайну, а для этого нам понадобится инструмент. Как вариант – такой инструмент, как проективный тест.

ЧТО ТАКОЕ проективный тест? Дабы Вы, уважаемый собеседник, получили представление, предлагаем простой эксперимент. Для начала, пожалуйста, найдите пустую стену перед собой- чтоб там не было картин или каких-то узоров, рисунков. Вообще лучше, чтоб стена была белая. Итак, расположитесь перед белой стеной и посмотрите на неё в течение минуты. ЧТО ВЫ НА НЕЙ УВИДИТЕ? Какие образы? Спустя некоторое время они появятся, будьте уверены. И вот то, что Вы увидите – и есть ПРОЕКЦИЯ вашей памяти, его содержимого – вовне. И анализируя содержание этих проекций, прикладная психология многое может рассказать о человеке и его потенциале, характере, навыках – даже его судьбе! Конечно, для этого потребуется особый тест, а не только тест с «белой стеной», однако же, что такое проективный психологический метод тестирования и как он концептуально работает – тут мы представление получили.

А теперь наберёмся храбрости и, с точки зрения прикладной психологии, зададимся ещё одним вопросом: так а что же такое «написание научно фантастического произведения»? Логически мы могли себе это представить, как проведение самому себе проективного теста. Именно проекции памяти, её бессознательного наследия писатели-фантасты и «выливают» на бумагу, запечатлевая их – все те образы, которые так бережно хранит таинственная человеческая Память.

Не каждое фантастическое произведение, безусловно, таит в себе приготовленное и поданное на торжественном подносе открытие. Многие произведения – это настоящий ШИФР, разгадая который можно и не одно открытие получить… Взять для примера хотя бы «Мир Полудня» братьев Стругацких или их загадочную «Зону» близ вымышленного города Хармонт. Да описание одних артефактов и явлений Миров Стругацких уже многое дали как с точки зрения создания новых изделий, так и с философско-психологической точки зрения.

Впрочем, вопрос о том, какие категории научной фантастики существуют, какая бы у них могла быть классификация, какие из них внедряются чаще, чем остальные – это также открытая тема для обсуждения.  В поисках ответов психологически можно двинуться и пойти по «стандартному пути»: определить случайную выборку из фантастических произведений, выявить все новшества, в них описанные, а затем рассчитать процент вероятности их внедрения (или отдельно фактаж уже состоявшихся внедрений). Главное – разобраться и понять, сколько действительно полезного приобрело человечество благодаря труду фантастов, что из фантастических произведений проникло в науку и жизнь.

И это будет первая часть эксперимента.

Вторая же часть, предположительно выглядела бы так: берём и формируем случайную выборку из учёных (в том же числе), и аналогично, анализируя их труды, рассчитываем коэффициент «полезности» открытий.

А потом сопоставляем два коэффициента полезности – коэффициент полезности деятельности фантастов и такой же коэффициент у учёных. Как вариант, можно сравнить и рассчитать выборки по частотам направления внедрений (то есть по плоскостям – инженерия, например). Это было бы любопытнейшее научное «расследование», и чтоб его полностью описать, не одна монография понадобится! Но уже первичный анализ работы над смешанной выборкой говорит о том, что результаты не просто НЕЕРАВНЫ, они невероятно проигрышны со стороны учёных.

Получается, что написанный фантастический роман внедряется и даёт практический эффект многократно чаще, чем открытия учёных!

Другими словами, если совершить открытие в науке, как это обыкновенно принято, то вряд ли оно принесёт практический выход, на что указывает математическая вероятность 22%, экспериментально рассчитанная на малой выборке. С другой же стороны, написание фантастического романа даёт практическую отдачу с вероятностью в 76 %, что, как минимум, в три раза больше!

Можно, конечно, заявить, что «…вообще-то, это нечестно!» Но есть и ещё один «великолепный факт»: учёных больше, чем фантастов! И при этом на конечном расчёте получается ещё более удручающая картина. Малая группа лиц НЕ-учёных, каких-то «странных» фантастов демонстрируют большие результаты, с точки зрения коэффициента полезности открытия и его внедрения. А профессиональные учёные даже в сравнение не идут. КАК ТАК?  Правда в том, что большинство современных учёных, в том числе, и знаменитых – это учёные-теоретики, а не прикладники. Соответственно, вероятность полезного выхода исследования учёного-теоретика, в таком случае, на минимальной выборке составит 5-6%, а у писателей-фантастов при этом сохраняется прежняя вероятность — 76 %

ПОЧЕМУ так происходит? Мы могли бы смело сказать: все просто.  При написании романа данные рассчитываются механизмами памяти человека, а при осуществлении общепринятых в 21 веке обоснований учёные используют инструменты точных наук – математики, физики, статистики и так далее. Однако же инструменты памяти безупречны и многофункциональны, а инструменты точных наук ограничены научным инструментарием расчётов и принятыми академической наукой методологиями.

Механизмы памяти работают с фактическими величинами, что и подтверждается плодами деятельности фантастов, а ученые — с гипотетическими величинами! И мы не стремимся заявлять, что какой-то подол «хорош» или «плох», скорее, задуматься над причинами эффективности того и иного.

И пару слов в заключение. На Ваш взгляд, кто их двух лиц выполнил задачу: А) Тот, кто нашёл решение или Б) Тот, кто нажал кнопку?

Или другим языком: тот, кто создал кнопку или же тот, кто ею пользуется?

Оставим этот вопрос для частных рассуждений и, возможно, даже для философских дискуссий. В любом случае, важно следующее: теоретизации и гипотезы – это тенденция в науке, диктуемая общепринятыми нормами. Того самого Моря Обоснования или Моря Доказывания.

А у господ фантастов нет таких норм, они не связаны правилами, исключениями, методологическим аппаратом или статистическими механизмами расчётов.    А потому могут беспрепятственно руководствоваться механизмами Памяти и дарить миру Новые открытия и новые победы, тем самым, подталкивая науку смелее снаряжать экспедиции в Море Открытий и не бояться ни Пиратов, ни акул, ни рифов…

Ведь впереди – Остров Сокровищ, путь к которому сокрыт в Памяти!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *