Хтонический материнский комплекс и его влияние на профессиональную самореализацию у женщин

В настоящее время вопросы гендерного равенства имеют уже более чем полувековую историю своего разрешения. Мы с уверенностью можем сказать, что в этом отношении достигнут явный прогресс и взгляд на любое среднестатистическое офисное помещение наглядно это подтверждает: от 40% до 60% работающих – женщины. Однако равенство прав отнюдь не означает нивелирование психологических особенностей и гендерная психология остается таковой при самом равноправном отношении к сотрудникам-мужчинам и сотрудницам-женщинам [1]. Следовательно, особенности женской психологии проявляют себя вне зависимости от  совершенства внутриорганизационного менеджмента. И особую роль здесь играют глубинно-психологические детерминанты женского поведения.

Интерес к феномену бессознательных структур психики, альтернативных сознательному Эго, возник в психологии именно как запрос, вызванный практикой проблемного, дезадаптивного поведения. Терапевтируя своих пациентов, З.Фрейд в ряде случаев столкнулся со столь ожесточенными сопротивлениями бессознательного характера, что выдвинул предположение о существовании в психике особого рода влечения, связанного со стремлением к саморазрушению, которое он назвал Танатос [6]. Впервые, однако, обратила внимание на существование принципа деструктивного влечения в психике пациентка и ученица К.Г.Юнга Сабина Шпильрайн  в своей работе «Деструкция как причина становления». В своих дальнейших исследованиях она высказала предположение о том, что мортидо не является полностью деструктивной  и автономной силой психики, а находится с либидо в отношениях диалектического единства и борьбы противоположностей [7]. Врач и наставник Сабины Шпильрайн, Карл Густав Юнг исследовал эти феномены с иных методологических позиций, акцентируя внимание на коллективных структурах психического опыта человечества, названных им архетипами [11]. Архетип Анимы как глубинная основа женской гендерной идентичности рассматривался К.Г.Юнгом еще в одной из первых его работ «Либидо, его метаморфозы и символы» [10], хотя сам термин «Анима» появился позднее. Уже в этой работе К.Г.Юнг рассматривает архетип женской гендерной идентичности как структуру бинарную, состоящую из полюсов, которые условно можно охарактеризовать как логосный с одной стороны и хтонический – с другой: «Источником страха является мать, иными словами: страстное томление по возврату к матери постоянно увлекает человека в сторону противоположную от приспособления к действительности. И выходит, что мать как будто становится коварной преследовательницей. Понятно, что тут идет речь о не настоящей, не о родной матери; хотя нужно сказать, что и родная мать может тяжко повредить своему ребенку благодаря болезненной нежности, которой она часто преследует его вплоть до возмужалости, чем удерживает его в состоянии инфантильности; то, о чем мы говорим, является скорее imago матери, превратившейся в ламию. Силу же свою материнская imago извлекает единственно из двойственной склонности сына: не только смотреть вперед и активно работать, но и коситься назад на изнеживающую сладость детства, на ту чудесную безответственность перед жизнью и уверенность в ней, которые мы некогда находили под покровительством и защитой матери» [10, 296]. Еще более ярко эта бинарность представлена в его работе «Душа и миф: шесть архетипов», где он рассматривает базовый комплекс матери и возникающие как реакция на него различные комплексы женской гендерной идентичности именно в контексте позитивного и негативного полюсов: «Все эти символы могут иметь как позитивное, благоприятное значение, так и негативное, связанное злом. Эту амбивалентность можно видеть в богинях судьбы (Мойра, Граи, Норны).

Злыми дьяволами являются ведьма, дракон (любое животное или пресмыкающееся, такое как большая рыба или змея), могила, саркофаг, глубокие воды, смерть, привидения и домовые (Эмпуса, Лилит и др.). Этот список, конечно, не полон, так как мы включили в него лишь наиболее важные черты архетипа матери. С этим архетипом ассоциируются такие качества, как материнская забота и сочувствие; магическая власть женщины; мудрость и духовное возвышение, превосходящее пределы разума: любой полезный инстинкт или порыв; все, что отличается добротой, заботливостью или поддержкой и способствует росту и плодородию. Мать – главенствующая фигура там, где происходит магическое превращение и воскрешение, а также в подземном мире с его обитателями. В негативном плане архетип матери может означать нечто тайное, загадочное, темное: бездну, мир мертвых, все поглощающее, искушающее и отравляющее, т.е. то, что вселяет ужас и что неизбежно, как судьба» [9, 218].

Ученица и последовательница К.Г.Юнга Тони Вульф в своей статье «Структурные формы  женской психики» развивает тему биполярности Анимы, отмечая, что в своих положительных проявлениях она выступает как подруга, соратница мужчины, активизирующая его амбиции; в отрицательных – провоцирует, критикует и обесценивает [12]. Другая последовательница К.Г.Юнга, Мария-Луиза фон Франц, излагает эту тему еще более явно в статье «Анима: женщина  внутри», где она говорит об особой, утончённой деструктивности этой внутренней фигуры, холодности и садистичности, представленной в западноевропейской культуре в образе femme fatale, в восточной – “ядовитой девицы” [13]. Мы находим много параллелей между темным полюсом Анимы и той архетипической структурой, которую К.Г.Юнг назвал Тенью [8]. И проблема теневых аспектов именно Анимы и ее влияния на процессы профессиональной самореализации женщины особенно подробно представлена в исследованиях современных неоюнгианских исследователей Джин Шиноды Болен, Галины Бедненко и Полли Янг-Айзендрат. Например, в практике профессиональных конфликтов нам особенно часто приходится сталкиваться с такой ситуацией, когда у женщин дочернего (медиумального) типа по классификации Тони Вульф их Анима недифференцирована от архетипа Великой Матери. В классификации Джин Шиноды Болен женщина-медиум соответствует архетипу Коры, а женщина-мать – архетипу Деметры или Геры [2]. Темный полюс материнского архетипа интерпретируется ею как экстрапунитивный, т.е. перманентно переносящий всю вину за её конфликты с мужем (да и вообще за все конфликты с социумом) на внешние фигуры. Её мстительность даёт ей ощущение силы и превосходства и особенно она сильна в осуждении и игнорировании притягательных, чувственных женщин, к которым тянутся мужчины и, соответственно, мужчин, которые к ним тянутся. А светлый полюс архетипа женщины-медиума проявляется как покладистая, инфантильная женщина, желающая быть приятной в глазах окружающих, исполнительная и принимающая то, что делается для неё и решается за неё. Избыточная материнская любовь делает такую женщину уязвимой, безвольной игрушкой, нуждающейся в защите и управлении и мифологически соответствует образу Коры.

Мы привели именно такое сочетание – темный полюс архетипа Матери и светлый полюс архетипа Дочери – потому что женщины медиумального (по классификации Тони Вульф) типа в практике межличностых конфликтов (как семейных, так и профессиональных) чаще всего используют т.н. метод «кнута и пряника», при этом кнутом выступает темный полюс материнского архетипа, а пряником, соответственно, светлый полюс дочернего. Благодаря такому сочетанию женщине удается быстро, легко, по-настоящему маневренно переключаться из образа авторитарной, мстительной, подавляющей женщины-матери в образ кроткой, трепетной, нежной, невинной девочки-жертвы, так что у мужчины, с которым она конфликтует, мало возможностей для адекватного реагирования. В результате он ощущает себя некомпетентным и нелепым в такого рода конфликтах, что создает хорошую почву для психологического манипулирования со стороны женщины, либо для брутальной, нерассуждающей агрессии со стороны мужа. И проблема отделения в психике женщины ее Анимы-медиума как архетипа гендерной идентичности от материнского архетипа предполагает серьезную и длительную аналитически-коррекционную работу.

Если речь идёт о тех коррекционных методах, которые можно было бы предпринять непосредственно в ходе рабочего процесса руководителю компании или менеджеру по персоналу по отношению к сотруднице, явно демонстрирующей в своём поведении диаду «Ужасная Мать-Невинная Дочь», то здесь целесообразно обратиться к методам характерологии, а именно – к концепции работы с акцентуированными типами личности. Описываемые нами выше архетипические комплексы являются глубинными детерминантами характера личности, его ядром. Сам характер выполняет роль внешней оболочки, формирующейся в процессе реализации аутентичного потенциала личности в её взаимодействии с социальной средой. И в зависимости от того, насколько осознанно человек взаимодействует со своим бессознательным, находя способы его конструктивной реализации в социуме, его характер формируется как гармоничный, выраженный, или акцентуированный. Последний означает резкую выраженность тех или иных характерологических черт, вплоть до определенной ригидности, застревания, стерепотипности [5].

Акцентуированность характера – одна из «болезней» современной западной цивилизации, подобно хроническому переутомлению, стрессу, или социальной атомизации. По исследованиям основоположника теории акцентуаций личности К.Леонгарда, уже в середине ХХ века около 50% городских жителей Западной Европы были акцентуированными [4]. Преодоление акцентуации – это задача психотерапевта, а если говорить о работодателе или менеджере, то для него акцентуации характера персонала – это объективная данность управленческого процесса, которую нужно принимать во внимание, как погодные условия или индекс колебания мирового фондового рынка. Однако, в отличие от двух последних, акцентуация характера более стабильна и прогнозируема, а следовательно, к ней легче адаптироваться или даже использовать ее сильные стороны для повышения производительности труда. Итак, для начала определимся в понятиях: акцентуация характера –  находящаяся в пределах клинической нормы особенность личности, при которой отдельные ее черты чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении одних психогенных воздействий при сохранении хорошей устойчивости к другим.  В настоящее время в перечне классификаций акцентуации характера выделяют от девяти до двенадцати типов акцентуаций [3]. Для задач кадрового менеджмента, однако, имеет значение частота встречаемости того или иного типа акцентуации. Если говорить о гендерных особенностях, а именно – об особенностях женского характера, то традиционно одним из наиболее распространенных типов акцентуаций женского характера является истероидный и именно в основе этого типа акцентуации, его «ядром» является вышеупомянутая архетипическая диада «Ужасная Мать-Невинная Дочь». Говоря предметно, ядром данного характера является эгоцентризм (стремление, во многом бессознательное, во что бы то ни стало обращать на себя внимание) на фоне дисгармонического инфантилизма (т.е. не соответствующей возрасту детскости) [3]. Истероидная женщина просто жаждет быть в центре внимания. Главным средством для этого является демонстративность, то есть стремление всячески выставлять себя, как бы выходя из среды незаметных зрителей на сцену.

Наиболее распространенные формы демонстративности:

  1. Резкие или неожиданные в данной ситуации действия.
  2. Заполнение собой всего психологического пространства, не давая разместиться в нем другим.
  3. Игра контрастами (найти в коллективе врага-антигероя, на фоне которого будет смотреться ярко).
  4. Становиться центром эмоционального притяжения и влиять на эмоциональную атмосферу всего коллектива.
  5. Утонченная психологическая агрессия против недругов (манипулирование, интриги, гадости, язвить, жалить тех, кто не обращает внимания).
  6. Вызывание жалости и сострадания в свой адрес.
  7. Очарование окружающих милой обходительностью, утонченностью, показывание силы своей любви и заботы о них.

Истероидов трудно стабилизировать в силу того, что их характер «прикрыт» одной из самых сильных форм защиты и сопротивления –  вытеснением. Благодаря вытеснению все, что мешает привлечению к себе внимания, изгоняется из сознания, как бы не существует. Исходя из этого мы можем озвучить некоторые рекомендации коррекционно-гармонизирующего влияния на сотрудницу с истероидной акцентуацией характера.

  1. Главное в распознавании — умение видеть демонстративную позу во всех ее разнообразных проявлениях, отличать истинную натуру человека от той роли, которую он играет. От истерической демонстрации ощущается наигрыш и фальшь. Но во всех этих случаях сквозь позу просвечивает противоположное позе содержательное ядро соответствующего характера.
  2. В общении, если вы заинтересованы в этом человеке, предложите ему «сцену», выказывая интерес ко всем сторонам его личности, — так постепенно сложится ваш контакт.
  3. По мере продолжения отношений постепенно начитайте игнорировать демонстрируемые им «достоинства». При этом постарайтесь увидеть его реальные способности и таланты, не упускайте возможности замечать и поощрять именно их.
  4. Если в контакте возникнет доверие, покажите ей, что она могла бы добиться в жизни большего, придерживая свою претенциозную демонстративность и действительно думая о других людях.
  5. С истероидной сотрудницей целесообразно держаться с достоинством, давать ей почувствовать, что вы, как бы она сама выразилась, из себя нечто представляете. В таком случае она будет больше ценить ваше расположение к ней, и у вас будет больше возможности на нее влиять.
  6. Когда истероид претендует на душевную тонкость, то возможна следующая тактика: вы наделяете ее ценными интеллигентными качествами, и он это принимает. В дальнейшем вы будете давать ей соответствующие советы, и у нее будет желание их выполнить, чтобы не потерять удовольствия выглядеть в ваших глазах интеллигентной.

Разумеется, это всего лишь малая часть приемов и техник работы с сотрудницами истероидного типа, но даже умение распознавать такой тип и знать, чего от него ожидать, поможет сделать вам процесс управления более прозрачным и стабильным, а эмоциональный климат в коллективе – более здоровым. При более серьёзных задачах коррекции поведения женщины с истероидной акцентуацией характера необходимо включение глубинно-психологического контекста, в частности – формирование конструктивного переноса по формуле «Отец-Дочь», что предполагает для специалиста, осуществляющего такую коррекцию, включение во взаимодействие со своей внутренней отцовской архетипической фигурой (именно дефицит отцовского влияния в период становления характера является одной из главных причин формирования истероидной акцентуации характера у женщин). Однако это требует уже профессиональной психологической работы со специалистом (предпочтительно – аналитически ориентированным), либо наличия такой профессиональной компетентности у сотрудника организации¸ ведущего работу с персоналом.

Автор: Сагайдак Александр Николаевич

Председатель Психолого-Философского научного сообщества, глава Ассоциации глубинной психологии «Теурунг», доктор философии, Ph.D

Литература

  1. Берн Ш. Гендерная психология. — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2002. — 320 с.
  2. Болен Д.Ш. Богини в каждой женщине. – М.: София, 2005. – 141 с.
  3. Волков П.В. Разнообразие человеческих миров: Руководство по профилактике душевных расстройств . — М.: Аграф, 2000 – 528 c.
  4. Леонгард К. Акцентуированные личности. – К.: Вища Школа, 1981. – 390 с.
  5. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. — СПб.: Речь, 2009. — 256 с.
  6. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия. – М.: Прогресс, 1992. – 170 с.
  7. Шпильрейн С.Н. Деструкция как причина становления. В кн. Антология российского психоанализа: В 2 т. Т.1.- М., 1999.- С.120.
  8. Юнг К. Г. Aion. Исследование феноменологии самости. – М.: Рефлбук, 1997. – 330 с.
  9. Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. Пер. с англ.-К.: Государственная библиотека Украины для юношества, 1996.- 384 с.
  10. Юнг К.Г. Либидо, его метаморфозы и символы. – СПб.: Издательство: Восточно-Европейский и-т психоанализа, 1994. – 415 с.
  11. Юнг К.Г. Об архетипе и в особенности о понятии Анима // Юнг К.Г. Структура психики и процесс индивидуации. — М.:”Наука”, 1996. – 269 с.
  12. http://castalia.ru/posledovateli-yunga-perevody/1043-toni-vulf-strukturnyie-formyi-zhenskoy-psihiki.html.
  13. http://psiland.narod.ru/psiche/chel_i_simv/franc_ml_anima/003.htm.

Хтонический материнский комплекс и его влияние на профессиональную самореализацию у женщин: 3 комментария

  • 05.03.2020 в 18:14
    Permalink

    Возвращение термина «архетип» в науку состоялось в первой половине XX века благодаря швейцарскому психиатру Карлу Густаву Юнгу. Процесс охватил несколько этапов. Первый пришёлся на 1912 год, когда была опубликована книга Юнга «Метаморфозы и символы либидо» (при переводе в 1916 году на английский язык она получила название « Психология бессознательного »). Несмотря на некоторые разногласия с Зигмундом Фрейдом (Юнг более широко трактует понятие либидо ), произведение написано с позиции фрейдизма. В частности, базисом для образа Троицы в нём названы мужские гениталии. В то же время книга закладывает основы будущей теории: либидо описывается как бессмертная часть человека, ассоциируемая с богами. Перечислены персонификации либидо (завоеватель, герой, демон, материнское либидо). Создан фундамент концепции архетипического путешествия героя В 1916 году Юнг опубликовал в журнале «Archives de psychologie» статью «Структура бессознательного», в которой уже открыто полемизирует с Фрейдом. Прежде всего, он отказывается считать вытеснение главным механизмом формирования бессознательного. Затем, помимо индивидуального (личного) бессознательного, Юнг вводит понятие коллективной психики, состоящей из коллективного разума и коллективной души. Наличием последней объясняется похожесть мифов различных народов. К элементам коллективной психики швейцарец отнёс архаически-символические проявления, встречающиеся в фантазиях и снах, инстинкты и фундаментальные формы мышления. Приобщение коллективного психического к личности вызывает гипертрофию эго-сознания ( богоподобие ), что компенсируется развитием комплекса неполноценности. Там же автор рассматривает понятие персоны, ещё не называя её архетипом; персона понимается им как маска коллективной психики. Далее, вводится понятие анимы и анимуса как компромиссных образований между индивидуальным и коллективным бессознательным. Растворение в безличном бессознательном опасно для человека риском возникновения психических расстройств, поэтому Юнг отстаивает необходимость индивидуации. Последняя подразумевает синтез индивидуальной и коллективной частей психики, который осуществляется с помощью воображения

  • 06.03.2020 в 14:03
    Permalink

    Возвращение термина «архетип» в науку состоялось в первой половине XX века благодаря швейцарскому психиатру Карлу Густаву Юнгу. Процесс охватил несколько этапов. Первый пришёлся на 1912 год, когда была опубликована книга Юнга «Метаморфозы и символы либидо» (при переводе в 1916 году на английский язык она получила название « Психология бессознательного »). Несмотря на некоторые разногласия с Зигмундом Фрейдом (Юнг более широко трактует понятие либидо ), произведение написано с позиции фрейдизма. В частности, базисом для образа Троицы в нём названы мужские гениталии. В то же время книга закладывает основы будущей теории: либидо описывается как бессмертная часть человека, ассоциируемая с богами. Перечислены персонификации либидо (завоеватель, герой, демон, материнское либидо). Создан фундамент концепции архетипического путешествия героя В 1916 году Юнг опубликовал в журнале «Archives de psychologie» статью «Структура бессознательного», в которой уже открыто полемизирует с Фрейдом. Прежде всего, он отказывается считать вытеснение главным механизмом формирования бессознательного. Затем, помимо индивидуального (личного) бессознательного, Юнг вводит понятие коллективной психики, состоящей из коллективного разума и коллективной души. Наличием последней объясняется похожесть мифов различных народов. К элементам коллективной психики швейцарец отнёс архаически-символические проявления, встречающиеся в фантазиях и снах, инстинкты и фундаментальные формы мышления. Приобщение коллективного психического к личности вызывает гипертрофию эго-сознания ( богоподобие ), что компенсируется развитием комплекса неполноценности. Там же автор рассматривает понятие персоны, ещё не называя её архетипом; персона понимается им как маска коллективной психики. Далее, вводится понятие анимы и анимуса как компромиссных образований между индивидуальным и коллективным бессознательным. Растворение в безличном бессознательном опасно для человека риском возникновения психических расстройств, поэтому Юнг отстаивает необходимость индивидуации. Последняя подразумевает синтез индивидуальной и коллективной частей психики, который осуществляется с помощью воображения

  • 15.03.2020 в 23:46
    Permalink

    Its like you read my mind! You seem to know a lot
    about this, like you wrote the book in it or something.
    I think that you could do with some pics to drive the message home a bit, but other than that, this
    is excellent blog. A great read. I will certainly be back.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *