В защиту психологии

Автор: Ильюша Марина Николаевна — директор НИИ «Международное судьбоаналитическое сообщество»

Ввиду целого ряда неразрешенных сегодня вопросов в таком направлении как психология, хотелось бы заступиться за эту науку. Вся проблема в том, что на протяжении, наверное, лет 20-30 у людей сложилось неправильное понимание и неверное представление о психологии. Скажу честно, в определенный период времени у меня тоже было неверное представление о психологии. Прежде чем иметь дело с чем-либо, нужно ответить себе на вопрос «ЧТО ТАКОЕ НАУКА ПСИХОЛОГИЯ?». Большинству людей кажется, что это библиотека с ответами на все вопросы о психике, кто-то считает, что психология изучает память, кто-то думает, что она изучает сознание и психику. Обратите внимание, ключевое слово в психологии – «изучает». В этом и состоит вся суть психологии. Это исследовательская наука, и здесь предметом изучения является психика.

Почему я имею право так говорить? Потому что в отношении психологии до сегодняшнего дня никто не сказал «Стоп. Исследования завершены. Исследовать больше нечего». Этого не произойдет никогда. Вся проблема заключается в том, что мы пытаемся превратить абстракцию в модель объяснения.

Приведу бессмертные слова академика Григория Семеновича Попова, на которые следует всерьез обратить внимание: «Мы никогда не докажем, что психика устроена именно так. Мы никогда не сможем доказать и показать, как устроена память, что сознание выглядит именно так. Всё, что в наших силах, – это дать рабочую модель».

Теперь представьте: мы даем великолепную модель, она работает, но кому-то она может показаться неудобной или просто не понравится. Этот человек придумает себе новую модель, которая для него была бы удобной, и так появится уже две модели психики. Возникает вопрос: какая из этих моделей психики является правильной? Никакая. Потому что, кроме применения этой модели на практике, другого внешнего измерителя не существует. Возможно, такое представление о психике приведет к результатам одного-единственного человека, а у всех остальных это представление результатов не даст никаких. Потому на протяжении многих лет ученые пытаются объяснять это людям, каждый своим языком.

Возникает еще один вопрос: а кому нужно объяснять – обычным людям или академическому сообществу? Ведь академическое сообщество находится на некоей стадии исследования вопроса о психике и объясняет все каким-то странным, абсолютно непонятным никому языком. Когда человек открывает научную работу или книгу, где модель или ее элемент, или какая-то узкая проблематика освещается научным, непонятным для него языком, он начинает искать другую модель.

Исследования в психологии никто не останавливал, они продолжаются по сей день. Обратите внимание, меняется только сфера интересов. Оказывается, на протяжении всей истории психологии сфера интересов менялась постоянно.

Изначально объектом исследования психологии было выбрано некое бессознательное. Исследование этого бессознательного должно было дать ответы на вопросы о том, что такое психика, как работают механизмы, элементы и функции памяти и т.д. Первой точкой исследования для всех психологов было бессознательное, которое они и продолжают исследовать по сей день. Но позже интерес в исследовании поменялся. Предлагаю разобраться в этом поэтапно.

Точка исследований смещается, и появляется понятие «тест». Возникает измеритель, а с ним и экспериментальная психология. Мы продолжаем исследовать бессознательное, но уже при помощи теста. Именно исследовать. Не пытаясь построить модель, которую можно использовать в жизни, добиваться результатов. Речь идет только об исследовании. До создания модели мы еще не дошли.

На этом этапе в мире возникает масса неприятностей, связанных с этими тестами, поскольку сегодня существуют американская система психометрии и европейская проективная система, между которыми отсутствует понимание. Психометрические тесты не дают тех результатов, которые нужны специалистам, а проективные тесты требуют глубинного понимания интерпретации, и этому нужно учиться не один день.

Далее возникает неприятность: если у вас нет теста, значит, вы не психолог. Это порождает очень серьезный конфликт, ведь у Фрейда и Юнга нет тестов, и, тем не менее, они являются психологами. Потому что эти люди пытались понять, что такое психика, иными методами. Не поняли, не поставили точку, не явили миру истину в последней инстанции, а именно пытались понять. Изучая их работы, вы читаете всего лишь рассуждения, некий результат их жизненной деятельности. Величайшей заслугой Л. Сонди как отца-основателя судьбопсихологии является то, что он создал тест и собрал на одной сцене учения Фрейда и Юнга, превратив глубинную психологию в интегрированную и целостную систему.

Еще одним неприятным фактом является то, что были люди, величайшие умы, которые создали тест, но их уже нет в живых. Например, Герман Роршах. Сегодня у нас есть тест Роршаха, а психологии нет. Она никак не может появиться по причине того, что американцы интерпретируют тест одним способом, а европейцы – совершенно иным. Это породило многолетний конфликт двух сторон, которые не могут договориться, какая интерпретация верна, и в силу этого психология и теория личности Роршаха появиться не может.

Дело в том, что недостаточно иметь тест и интерпретацию к ему. К тесту нужна еще какая-то система, которая позволит структурировать полученные данные таким способом, чтобы из результатов тестирования, выборок людей в течение 5-10 лет получилась психологическая наука. Но как раз этой частью никто вообще не занимался. На сегодняшний день все эти вещи отданы на откуп самому психологу – «делайте, что хотите». В силу того, что никакой системы не существует, вы никак не можете понять, кому рассказывать о психологии – академическому сообществу или обычным людям? И если это обращено к академическому сообществу, у вас возникнет следующая неприятность.

Представители академического сообщества являются приверженцами разных школ психологии, а значит, придерживаются совершенно разных взглядов на психику. Вам придется переубеждать их в том, что ваш взгляд на психику, сознание и память правильнее их взглядов. Но ведь это бесполезная трата времени и сил. Потому те, кто хочет в чем-либо убеждать академическое сообщество, просто повторяют за академическим сообществом, а значит, никаких собственных исследований не проводят и просто становятся психологами, которых и назвать таковыми нельзя, потому что психология – это исследовательская наука, идущая путем исследования психики, сознания, памяти и прочих явлений, невидимых физическому глазу.

Начиная повторять за академическим сообществом, вы перестаете быть психологом. Если бы Сонди в свое время повторял за каким-нибудь академическим сообществом, то он никогда бы не стал Липотом Сонди, равно как Фрейд не стал бы Фрейдом, а Юнг не был бы Юнгом, так как повторять за кем-то или повторять за академическим сообществом означает перестать быть исследователем и перестать быть психологом.

Рассмотрим логическую цепочку того, как это должно выглядеть. Тест дает показатели, из интерпретации которых должна возникнуть психологическая наука. Это должно превратиться в единую систему, позволяющую выстроить модели памяти, психики, сознания и использовать их при реализации задач в жизни и деятельности. Но, к сожалению, этого никто не делает – люди перестали быть психологами и исследователями.

Дело в том, что недостаточно иметь тест и интерпретацию к ему. К тесту нужна еще какая-то система, которая позволит структурировать полученные данные таким способом, чтобы из результатов тестирования, выборок людей в течение 5-10 лет получилась психологическая наука. Но как раз этой частью никто вообще не занимался. На сегодняшний день все эти вещи отданы на откуп самому психологу – «делайте, что хотите». В силу того, что никакой системы не существует, вы никак не можете понять, кому рассказывать о психологии – академическому сообществу или обычным людям? И если это обращено к академическому сообществу, у вас возникнет следующая неприятность.

Представители академического сообщества являются приверженцами разных школ психологии, а значит, придерживаются совершенно разных взглядов на психику. Вам придется переубеждать их в том, что ваш взгляд на психику, сознание и память правильнее их взглядов. Но ведь это бесполезная трата времени и сил. Потому те, кто хочет в чем-либо убеждать академическое сообщество, просто повторяют за академическим сообществом, а значит, никаких собственных исследований не проводят и просто становятся психологами, которых и назвать таковыми нельзя, потому что психология – это исследовательская наука, идущая путем исследования психики, сознания, памяти и прочих явлений, невидимых физическому глазу.

Начиная повторять за академическим сообществом, вы перестаете быть психологом. Если бы Сонди в свое время повторял за каким-нибудь академическим сообществом, то он никогда бы не стал Липотом Сонди, равно как Фрейд не стал бы Фрейдом, а Юнг не был бы Юнгом, так как повторять за кем-то или повторять за академическим сообществом означает перестать быть исследователем и перестать быть психологом.

Рассмотрим логическую цепочку того, как это должно выглядеть. Тест дает показатели, из интерпретации которых должна возникнуть психологическая наука. Это должно превратиться в единую систему, позволяющую выстроить модели памяти, психики, сознания и использовать их при реализации задач в жизни и деятельности. Но, к сожалению, этого никто не делает – люди перестали быть психологами и исследователями.

ПРЕДСТАВИТЕЛИ КОГНИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ

На этой почве возник новый конфликт между психологами, исследующими бессознательное, и представителями когнитивной психологии, потому что эти два направления психологии давали абсолютно разные данные. Когнитивная психология не использует тесты, но использует математические модели. Данные математических моделей противоречили данным тестов, а данные тестов противоречили математическим моделям.

Как видите, никто не знает, как было бы правильно. Все находятся на стадии исследования, кто-то больше продвинулся в исследованиях, кто-то меньше, но о правильности точно не знает никто. Поэтому исследования продолжаются, но проходят они очень медленно, поскольку ученые умы никак не могут определиться с одной очень важной вещью – что правильно, а что неправильно. В силу того, что в науке психология отсутствует внешний измеритель, невозможно понять, работает модель или не работает, является она прикладной, или нет. Если бы вам сказали «Возьмите свою психологию и добейтесь результатов», сразу стало бы понятно, что это не работает, и нужно было бы все ломать и исследовать заново, при этом учитывая полученные в ходе эксперимента данные. Экспериментальная психология находится в зачаточном состоянии. Кого она только ни исследует! Крыс, мышей – всех, кроме человека. Его почему-то никому исследовать не хочется.

Хотя в истории психологии были выдающиеся военные ученые и гении, такие как академик Г.С. Попов и А.С. Яковлев, которым все было известно давно. Их учение прошло испытания не одной войной и показало свою эффективность, но названия «психология» у него не было. У каждого был свой объект исследования: у Попова – память, у Яковлева – сознание, безусловно, не без взаимодействия с психикой, бессознательным, нейрофизиологией, физиологией и прочими науками. Это было постоянное исследование на стыке наук. А специализация ученых не позволяет проводить исследование на стыке наук, так как каждый занимается своей узконаправленной деятельностью, и это является еще одной проблемой.

На этом этапе люди не смогли остановиться и снова поменяли объект исследования. Почему? Бессознательное надоело, так как это определение стали применять где угодно и к чему угодно. Когнитивная психология цветет гиацинтом и дает лауреатов Нобелевской премии в других сферах знаний, но никак не в психологии. Проблема все та же – нет внешнего измерителя.

В определенный момент появились психологи, которые снова поменяли объект исследования, и возникла функциональная нейропсихология. Это очень старая генная теория, которая резко стала новой, резко стала главным объектом исследования. Функциональная нейропсихология очень удобна для объяснения чего угодно при помощи очень странных вещей, например, электронных томографов, подключения к человеку разных проводов с целью его исследования. Какое отношение это имеет к психике, непонятно. Но они утверждают, что, оказывается, вся психика заложена в генах. В человека уже введены определенные параметры – это конфигурация его качеств, свойств характера и прочее, – и если мы научимся считывать это все электронными приборами, то сразу будем знать, является человек гением, или нет, и это будет его пожизненным приговором. «Ничего не может быть изменено» – это психология приговора. Но, хотя бы потому, что у человека существует обучающая функция, никакого приговора быть не может! Это глупость неимоверная! Доказательства этому мы видим в вековой истории: при наличии обучающей функции можно научить человека чему угодно – кого-то быстрее, кого-то медленнее. Именно поэтому академик Г.С. Попов говорил: «Вся проблема в скорости обучения». Человек, преодолев эту скорость, может быть умным, востребованным и успешным, но академическая наука и большинство людей не желают учиться и не хотят принять эту доктрину.

Итак, в истории психологии мы видим исследования в трёх направлениях:
• бессознательное;
• отношение мира и человека с точки зрения принятия решений и совершения ошибок и другой когнитивной системы психологии;
• генная теория.

Сегодня, в силу сложившихся обстоятельств, не существует ни одного направления глубинной психологии, предметом исследований которого было бы сознание. Каким бы печальным ни был этот факт, сегодня не существует такого ученого, который бы поднял такую сложную тему как сознание человека. При этом то, что благодаря нашим уважаемым предшественникам – академику Яковлеву и академику Попову, нам известно устройство сознания, все его механизмы и функции, никого не интересует.

Обратите внимание, объектом исследования психологии также не является и память. Относительно памяти достигнут некий консенсус, то есть соглашение, что каждый понимает память, как хочет, и на это никто не обращает внимания.

«НЕТ ПАМЯТИ – НЕТ ЧЕЛОВЕКА»

Но эта парадигма никого не интересует. Если вы начнете изучать случаи потери памяти, то поймете, что потерявший память – это уже совершенно другой человек, не тот, к которому вы привыкли. Когда человек теряет память, вы теряете человека. И это является прямым доказательством важности памяти для человека.

Краеугольной проблемой всего, что есть в психологии, является продолжение исследований, которые не отличаются своим качеством. Изучив все научные журналы, станет очевидно, что там освещены очень низкокачественные исследования, потому что представители академической науки публикуют статьи, не противоречащие их парадигмам. Если вы, молодой психолог, вдруг решите написать революционную статью о психике, предоставить исследования и все выборки, эта статья не пройдет рецензирование, поскольку это никому не нужно. Научное сообщество делает все, чтобы не быть информированным. Его представителей не интересует информация, которая как-то затрагивает их убеждения. Они такую информацию не воспринимают. Например, если они исповедуют школу Зигмунда Фрейда, то все, что выходит за рамки парадигмы этой школы, не интересует их в принципе. Научная информация, которая могла бы стать полезной в исследованиях и позволила бы продвинуться дальше в понимании чего-либо, блокируется уже на входе в научное сообщество. Представители научного сообщества ничего не желают знать. Они и так «всё знают». А точнее не хотят знать – им достаточно, они добились определенных результатов в жизни и деятельности, и им больше ничего не нужно. Пожалуй, в этом вся беда человечества.

Почему у научного сообщества и общества нет потребности знать хоть что-то о психике?

Рассмотрим вопрос с точки зрения истории. Ученые пытались исследовать бессознательное эмпирическими, эвристическими способами, без тестов. Все это делалось с определенной целью – создать терапию. Другой цели у психологии не было, и другой задачи на начальном этапе не ставилось. Однако создать терапию не получилось. Тогда возникла потребность в точности данных, и, чтобы можно было откорректировать подход в терапии, появились тесты. Не является новостью факт, что сам по себе тест не обеспечивает терапию. И мы снова получаем обманутые ожидания.

Меняем объект исследования на внешний мир и человека. Возникает когнитивная психология, которая дает измеритель типа «ошибка». Изучив труды Г. Гигеренцера, вы увидите, что и здесь проходят постоянные исследования, а главное – у когнитивной психологии нет такой цели как терапия.

Последним человеком, предложившим хоть какую-то терапию в виде саентологии, был Л.Р. Хаббард, которого не стало в 1986 году. На этом эпоха терапии завершилась. Ей на смену пришла эпоха когнитивной психологии, состоящей в вычислениях, попытках принятия безошибочных решений, исследовании взаимодействия человека и мира. Целью здесь является уберечь человека от ошибок, и никакой терапии не предусмотрено. Изменилась исследовательская парадигма. Теперь у того, кто не ошибается, хорошая психология, а психология, ведущая к ошибкам, – плохая.

Здесь возникает первый, самый большой конфликт между старой терапевтической психологией и новой когнитивной психологией. Когнитивная психология позволяет зарабатывать деньги, но этому начинает противостоять академическое сообщество, поскольку оно на 85% состоит из представителей терапевтической психологии, которые начинают требовать место под солнцем. Но когда появляются такие ученые как Канеман и Гигеренцер, академическое сообщество ничего не может сделать и сдает свои позиции в пользу когнитивной психологии.

Как мы видим, сегодня когнитивная психология – это психология №1 в мире, целью которой является уберечь человека от ошибок, но терапии здесь нет.

Ни один психолог за свою жизнь – ни Сонди, ни Фрейд, ни Юнг, – не создал терапию, которая работала бы и давала прогнозируемый результат.

Потому с 90-х годов никто больше не занимается терапией. Людей стали оберегать от ошибок, чтобы они не получали психологических повреждений и не нуждались в терапии. Но и этот путь оказался сложным, потому что устройство системы принятия решений человека, как пишет Гигеренцер, неизвестно. И опять-таки мы находимся на стадии исследования этого вопроса.

Тогда люди, которые не могли смириться с существованием когнитивной психологии, решили поставить ей в пику старую генную теорию. Возникает третья волна – конфликт между новой генной психологией и когнитивной психологией.

Генная психология, как уже говорилось выше, – это психология приговора, исследовательская теория о том, что в человеке все уже заложено, что у него есть психологический паспорт и за его рамки выйти нельзя. Как вы понимаете, эта теория глупа, нефункциональна и ненаучна, но, несмотря на это, она начала развиваться быстрыми темпами, поскольку не предполагает никаких действий. Здесь ничего не надо делать, нужно просто смириться, что ты такой, и всё. Было решено выиграть у когнитивной психологии за счет самого главного, что любит человек, – ничего не делать. При этом данная теория солидно мешает когнитивной психологии.

Поговорим о свободной зоне в психологии, которой является исследование сознания, хотя на самом деле сознание уже давно исследовано академиком Алексеем Самуиловичем Яковлевым, и все данные уже имеются. Можно было бы сказать, что Яковлев был первым представителем когнитивной психологии. Если представить, что исследования Яковлева – это 100%, то исследования современной когнитивной психологии составят всего лишь 20%, и станет ясно, что мировая наука охватила небольшой объем, а все остальное решила не исследовать. Но, не имея целостной картины, не понимая, как это все вместе, как единая машина, работает, получить результаты на внешнем измерителе не представляется возможным.

ВНЕШНИЙ ИЗМЕРИТЕЛЬ  – это поставленная задача. Например, человека обучили, дали психологию и поставили задачу к концу месяца заработать $10 000. Получилось – значит, психология работает, не получилось – значит, либо человек не умеет ею пользоваться и нужно разбираться, либо психология не работает.

Такая психология в мире отсутствует, потому люди, имеющие сегодня отношение к глубинной психологии, не понимают, зачем она им, для чего она нужна. Если же разобраться в судьбопсихологии Л. Сонди, вы увидите, что она имеет огромный спектр прикладного применения, позволяет научить человека думать и проводить исследования. Психология Юнга и Фрейда тоже имеет огромный спектр прикладного применения, но никто этим спектром сегодня не занимается.

Судьбопсихология, созданная Л. Сонди, где на одной сцене он собрал всю глубинную психологию, интегрировал ее и позволил использовать ее в жизни для решения повседневных задач, имеет большую историю и обширную систему использования, но самая большая проблема заключается в том, что о ней никто не знает и не умеет ею пользоваться. Книга Л. Сонди «Я-анализ»  – потрясающий труд, который описывает всю глубинную психологию.

Каждому человеку, любому бизнесмену, желающему построить карьеру и добиться результатов в жизни, учение Сонди необходимо, как воздух, равно как и учения Попова, Яковлева, Гигеренцера, Ахтниха, Роршаха. Необходимо просто научиться использовать эту психологию.

Большинство людей, которые просто хотят пройти психологический тест, чтобы узнать, что у них не так, должны понимать, что за тестированием должна следовать терапия, которой нет. Поэтому лично меня удивляют психологи, которые проводят людям тесты, интерпретируя их. А что они дальше собираются делать, непонятно. Обманывать людей, потому что нет терапии, или предложить терапию, которая не работает? К примеру, арт-терапию, которая не даст никаких результатов.

Кроме академика Алексея Самуиловича Яковлева и академика Григория Семеновича Попова, никто не смог предложить терапию, которая давала бы прогнозируемые результаты в жизни, но об этой терапии никто даже не слышал.

Большинство людей начинает плохо относиться к психологии как к науке, потому что ничего в этой науке не понимает. Психология – это исследовательская наука, и ничего плохого в желании ученого проникнуть в тайну психики, памяти или сознания быть не может. Просто некоторые «великие умы» превращают психологию непонятно во что, из исследовательской науки в застоявшееся болото, что, впрочем, очень печально.

Единственный человек, который болеет за украинскую психологию и представляет ее на европейском уровне – это академик УАН, кандидат психологических наук Олег Викторович Мальцев. Он провел масштабную исследовательскую и аналитическую работу, результатом которой стало создание специальной методики – «Соло (Солярис)», которая зарекомендовала себя как самая мощная терапия, существующая сегодня в мире.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *