Отправная точка «Судьбоанализа»

Судьбоанализ как самостоятельное учение представ­ляет одно из направлений глубинной психоло­гии, изучающее родовое бессознательное. Концепция Липота Сонди является соединительным звеном между психоанализом 3. Фрейда (личное бессознательное) и аналитической психологией К. Юнга (коллективное бессознательное). Все три школы составляют базу классической глубинной психологии. Оригинальным вкладом Сонди в развитие психологической науки стало привлечение к исследованию большого массива генеалогических и статистических данных, связанных с субъ­ектом анализа, что привело к возможности предвиде­ния вариантов жизненных судеб.

Необходимо отметить, что именно семья Липота Сонди, те жизненные ситуации и отсутствие ответов на вопросы стали отправной точкой создания судьбоанализа. Дело в том, что отец Липота Сонди славился довольно крутым нравом, семья жила очень бедно. Это послужило причиной того, что дети старались быстрее покинуть семью, чтобы обрести независимость. Но это играло с ними «злую шутку», поскольку скоропостижные браки были несчастными. Судьбы братьев и сестер, которые ему были известны в подробностях, в будущем стали одними из отправных точек создания судьбоанализа.

Привитая отцом религиозность Липота Сонди, безусловно, также нашла отражение в судьбоанализе. Вера является одной из категорий, посредством которой Сонди описывает потусторонний мир. Вера неоднократно спасала самого Липота в его жизненных перипетиях, и пережитый целительный религиозный опыт был положен в основу судьбоаналитической психотерапии, где центральная роль отводиться функции веры.

Липот Сонди хоть и находился с отцом до последних дней его жизни, но конфликт между отцом и сыном в полной мере так и не был разрешен. Но необходимо отметить, что он единственный из всех детей, придерживаясь ортодоксальной еврейской традиции, находился в трауре в течение года после смерти отца. Это был тяжелый период в его жизни, который сопровождался противоречивыми чувствами. В его памяти всплывали хорошо запечатлённые различные события и сцены человеческих отношений его семьи.

Вероятно, именно в этот период он впервые задумался над тем, почему таким образом сложились судьбы его родителей, братьев и сестер. Его мучили вопросы следующего характера: зачем отец женился второй раз, ведь у него до этого была другая семья? Почему он дал жизнь еще девятерым детям, неужели ему не хватало детей от первого брака? Почему он в жёны выбрал именно мать, а не какую-то другую женщину? Почему братья выбрали в жёны именно этих женщин, с которыми потом их жизнь совсем не складывалась? Вероятно, именно тогда он задумался над своей судьбой. Его начали волновать вопросы, на которые многие пытались ответить и до него – почему все происходит так, а не иначе? Что такое судьба? Что ей движет?

В поисках ответов на вопросы он много читал и столкнулся с тем, что направило ход его мыслей в верное русло – творчество русского писателя Ф.М. Достоевского.

Из воспоминаний Липота Сонди:

«Проблема выбора полностью и окончательно захватила меня после окончания гимназии (1911). Я читал произведение Достоевского и задавался вопросом: поему в качестве главных героев своих рассказов он, как правило, выбирает убийц и «святых»? По-моему, Достоевский знал и настойчиво стремился художественно описать внутренний мир убийц (Раскольников, братья Карамазовы) и святых (Отец Зосима), потому что сам нес в себе (как скрытую родовую наследственность) и убийцу, и святого. Много лет спустя Генри Трой полностью подтвердил эту точку зрения времени моей юности, записав в биографии писателя, что среди родственников Достоевского были обнаружены и убийцы и святые». [1]

Липот Сонди искал ответы на волнующие вопросы, поэтому его заинтересовала бурно развивающаяся в то время экспериментальная психология. Он был уверен, что экспериментальная психология поможет ему в личном «расследовании». Поэтому он начинает обучение в этом направлении.

Все свои жизненные ситуации Липот Сонди анализировал и пытался понять смысл происходящего. Поэтому, когда во время войны по странным стечениям обстоятельств он оставался живой, хотя, его товарищи погибали, эти случаи позволили Сонди понять, что судьба не является набором случайных, несвязанных между собой событий. В ней всегда прослеживаются определённые, неосознаваемые человеком закономерности. Война позволила сделать Сонди еще одно важное открытие — он понял, что ему уготовано что-то большее по сравнению с остальными людьми, что он должен совершить нечто такое, что может сделать только он один и поэтому Бог хранит его жизнь. Он должен совершить какое-то открытие, которое даст ответы на волнующие его вопросы о скрытых закономерностях судьбы.

Жизненная ситуация произошедшая с Сонди в 1916 году позволила понять Липоту Сонди, что судьба до конца не является фатальной и ее можно изменить волевым выбором и превратить навязанную судьбу в свободную. В 1916 году Липот Сонди тяжело заболел и был отправлен в Вену в военный госпиталь. Там он влюбился в медсестру блондинку, которая была учительницей иностранного языка, христианской, родом из Саксонии. Однажды Сонди видит сон, в котором родители обсуждают судьбу его старшего брата. Тридцать лет назад брат изучал в Вене медицину и так же был влюблен в учительницу иностранного языка, христианку, блондинку родом из Саксонии. Брат женился на ней, но брак был несчастливым. Проснувшись, Сонди понял, что бессознательно хочет повторить судьбу своего брата. [2] Поэтому Сонди решил сопротивляться этой навязанной судьбе. Утром он сказал, что совершенно здоров и фактически сбежал из госпиталя. Совершив этот поступок, он выбрал себе новую судьбу.

После окончания войны Липот Сонди возвращается к обучению и начинает заниматься практикой. В этот момент времени все его усилия направлены на исследование факторов развития патологии с помощью медицинской генетики, благо все условия этому способствовали, поскольку он работал в лаборатории, где был весь необходимый материал. Сонди выдвигает рабочую гипотезу о том, что действие латентно-рецессивных генов не прекращается, а реализуется в развитие патологии.

Почему же изучение наследственного генеза различных форм становиться основным интересом в этот период времени? Это объясняется, как вы уже могли заметить и ранее, глубоко личными мотивами. Дело в том, что в роду Липота Сонди были люди, страдающие наследственной депрессией, например, его мать часто болела, хотя и не указывается чем именно. Основными видами патологий, которые лично исследовал Сонди, были: слабоумие, тугоухость, слепота, расстройства речи и социальные фобии. Возможно, кто-то из родственников страдали этими заболеваниями.

Исследуя наследственную патологию и типы наследственных генных заболеваний в семейных и партнерских союзах, Липот Сонди собрал большое количество случаев, которые подтверждали роль рецессивных генов в патогенезе. Один из таких случаев его сильно впечатлил.

«Речь идет о коммивояжере, совершающего постоянные переезды из одного города в другой, и находящегося в любовных связях с несколькими женщинами. Однако одна женщина вызывала у него больше симпатии, чем остальные и к ней он приезжал чаще, а вскоре он вступил с ней в брак. В браке родился глухонемой ребенок, хотя оба радетеля были совершенно здоровы. Анализ генеалогических деревьев родителей показал, что и по его и по ее линии среди родственников было немало глухонемых людей». [4]

Благодаря этому случаю Липот Сонди осознал, что люди, вступающие в брак, зачастую не ведают, что в их семьях встречаются одни и те же заболевания. На основании этого Сонди попытался «оправдать» и своего отца, и его повторный брак.

Работа в направлении лишь медицинской генетики не давала Липоту Сонди ответы на все вопросы, а в некоторых вообще уводила в сторону. Поэтому они продолжали его тяготеть и мучить. В 1933 году происходит событие, которое не только в корне изменило задачи исследований, но и оказалось судьбоносным. Этот случай Сонди описывал следующим образом:

«…..в моем кабинете появилась молодая женщина в сопровождении мужа. Сначала она пожаловалась на нервозность, нарушение сна, головне боли и страх окружения. Во время письма ее рука сильно напрягалась и она не могла писать определение буквы, в особенности букву «к».

В период лечения появилось облегчение, и пациентка смогла вернуться к себе на родину. Однако навязчивость вскоре вернулась в несколько иной форме. Ее маленькая дочь постоянно болела, и когда женщина наливала дочери лекарство из бутылочки, ее охватывала мучительная убежденность, что она отравит своего ребенка. Женщина вообще не могла избавиться от навязчивой мысли, что ей суждено отравить кого-то. Давала ли она конфеты дочери или что-то другое мужу или гостям, ее одолевала все та же мысль. Она прекрасно понимала, что это «чепуха», но не могла выбросить это из головы. Со слезами на глазах она спросила меня: «Вы встречали когда-нибудь людей, которых одолевали такие же дурацкие мысли?». [4]

Липот Сонди вспомнил, что год назад шикарная пожилая женщина из этой же страны регулярно приезжала к нему на встречи, и она страдала от почти таких же мыслей об отравлении и рассказывала это почти такими же словами. А в это время муж, находящийся в кабине, вскочил и сказал: «Доктор! Я ее знаю, это моя мать!»

Эти слова очень сильно впечатлили Липота Сонди, он нашел заметки, касающиеся этой дамы, которые гласили следующее:

«72-летняя женщина, мать четырех детей, вдова. Была нервозной с самого детства, хотя в настоящее время проявляются лишь некоторые признаки инсомнии. Симптомы навязчивости появились только после смерти мужа во время венгерской контрреволюции. Когда один офицер квартировал в ее поместье, произошло трагическое событие. Любовница офицера отравила себя прямо у него в комнате. С этого момента пациентку начала преследовать навязчивая идея, что это именно она отравила женщину, потому что оставила в комнате емкость с ядом и забыла про нее. Теперь, если она оставляла на столике бутылочки с лекарствами, тут же делала вывод, что намеревается отравить своих детей и внуков. Однажды во дворе она пролила крысиный яд, после этого ее замучила мысль, что она хотела отравить все поместье. Она это чувствует всякий раз, когда предлагает конфеты или лакомства детям, или гостям. Она боится выезжать куда-либо из поместья, потому что уверена, что кого-нибудь отравит». [4]

Из истории молодой пары стало известно, что они знали друг друга еще с девства и все родственники хотели их поженить. Но первая попытка их совместного проживания не увенчалась успехом, по пришествии нескольких месяцев девушка вернулась домой к родителям. Казалось, это и есть тот момент, когда можно было избежать навязанной судьбы, но вскоре молодая пара лучше узнала друг друга, и у них воспылала любовь. Но уже на пятом году супружеской жизни появились навязчивые мысли об отравлении, хотя прежде таких мыслей у нее не возникало.

Судьба этих двух людей вернула Липота Сонди к рассмотрению вопроса: почему этот мужчина влюбился именно в эту женщину, у которой проявились те же навязчивые мысли, что и его матери? Он прекрасно понимал, что «официальные» представители психологии и психиатрии опишут то, что для него является доказательством «роковой судьбы», как случайность, а проблематику, как не научную. Но Липот Сонди был уверен в своей правоте.

Поэтому он решил рассмотреть трагическую судьбу этих трех людей на основании генетических исследований. Ему пришло в голову, что именно «рецессивные гены», полученные ими от своих предков и стали причиной сближения этих троих людей. У матери и невестки они проявились в навязчивых неврозах, а у сына находились в латентном состоянии, то есть еще не проявили себя. Сонди предположил, что эти самые гены, полученные от предков, скрытые и подавленные, представляют «руку судьбы», которая вела ничего не подозревавшего мужчину именно к этой женщине, а не к какой-то другой.

В ходе последующих исследований Липот Сонди продолжал задаваться вопросом: что могут представлять собой появляющиеся время от времени латентные генетические тенденции, которые сближают партнеров в браке или любовных связях? Почему человек выбирает именно этого, а не другого человека в качестве объекта любви? Почему человек в друзья выбирает именно этого человека, а не другого? Почему люди выбирают себе именно эту профессию?

Именно таким образом Липот Сонди приходит от сухих исследований наследственности к удивительному и всепоглощающему изучению судьбоносных ситуаций, любовных отношений людей, выборов друзей, профессий. Липот Сонди сказал, что: «Я стал аналитиком судьбы». [1] Это высказывание Сонди выступает в качестве новой точки отсчета в его работе и началом зарождения «Научного Судьбоанализа».

Список цитируемой литературы:

  1. G. Szondi’s Personality Theory in the Year 2000. Tampere: MC-Pilot, 2000.
  2. Психология судьбы Сборник статей по глубинной психологии. 2-е издание, исправленное и дополненное. Под общ. ред. д. ф. н. проф. Куликова В.Б. изд. Екатеринбург: УрО РАН, 1994. № 1.
  3. Burp-Meyer K. Leopold Szondi. Eine biographische Skizze. Zurich: Hans-Huber Verlag, 2000.
  4. Смирнов А.В. Липот Сонди: биографический очерк в книге: Липот Сонди, Судьбоанализ, М., «Три квадрата», 2007 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *