Один случай из практики Липота Сонди

Аннотация: в данной статье представлен случай из практики Липота Сонди. Описывается ход лечения пациентки, ее история и частично история ее семьи. Приведены методы и способы, которые использовались Сонди при лечении, этапы лечения. Приведен психоаналитический анализ пациентки, а также рассмотрены ошибки, которые были допущены Сонди при лечении, их обоснование и анализ.

Липот Сонди являлся выдающимся психотерапевтом своего времени, однако  малоизвестным. По этой причине и случаи из его практики не столь широко известны как, например, Зигмунда Фрейда: «маленький Ганс», «человек-крыса», «человек-волк» и прочие. В данной статье речь пойдет об одной  пациентки Липота Сонди, которых следует отметить, за всю его практику было достаточно большое количество.

Сонди данный случай в книге «Судьбоаналитическая терапия» описывает под номером 4. Художница 46-ти лет, у которой наблюдались: невроз навязчивого состояния, латентный гомосексуализм с манией величия. При первой встрече с Липотом Сонди пациентка озвучила следующие жалобы:

  • У меня возникают мысли и желание задушить дочь. Они возникли почти сразу после рождения дочери и особенно остро проявляются в то время, когда мой муж уезжает, а я остаюсь одна в квартире с дочерью.
  • Боязнь пространства.
  • Страх смерти.
  • Нарушение равновесия.

Безусловно, Липот Сонди каждую консультацию либо лечение начинал с того, что проводил пациенту тестирование. В данном случае уже первый профиль теста показал, что речь идет не только о неврозе, который проявлялся на переднем плане, но и о более серьезном заболевании: параноидном-Я, а также разрыве контактов, вытесненной гомоэротической любви и застое агрессии.

История пациентки

Пациентка выросла в довольно обеспеченной семье торговца в Германии. У нее была старшая сестра. Брак ее родителей характеризовался нартистическими чертами. Мать в возрасте 42 лет стала душевно больной, у нее наблюдалась параноидная депрессия с «заблуждением о грехе».

Следует более подробно описать мать пациентки, поскольку она сыграла весьма значительную роль в ее судьбе. Мать была единственным ребенком в семье. Пациентка из детства помнит мать как эгоистичную, бесцеремонную, высокомерную, жестокую женщину, которая избивала своих малолетних дочерей жестоким образом. Однако все-таки к старшей сестре она проявляла хоть какое-то чувство любви, например, приносила ей в тайне сладкое. Пациентка ненавидела свою самодовольную мать, которая говорила: «Вы мои дочери, поэтому обязаны меня как мать почитать». Ее спасало лишь увлечение рисованием, однако в дальнейшем и с этим не сложилось, поскольку учительница была тоже жесткой, и постоянно ее унижала.

Отец был успешным бизнесменом, но дома был «подкаблучником» и зависел полностью от своей агрессивной супруги,  поэтому пациента идентифицировала себя с пассивным отцом. Она помогала ему в бизнесе, в результате у нее проявилось коммерческое чутьё, а вместе с этим и идеалистические наклонности. В результате она хотела стать великой художницей и помогать своими произведениями человечеству. Одновременно с идеализмом развилась подозрительная пассиофилия – она хотела пожертвовать собой ради семьи и человечества. Поэтому главной целю ее жизни стали страдания. Как известно, мазохизм — это лишь форма проявления агрессии, которая и возникла как результат отсутствия любви матери. Ведь пациентка в своих фантазиях желала  матери смерти, за что  испытывала непереносимое чувство вины.

Пациентка и ее сестра хотели как можно быстрее спастись от агрессивно-депрессивной, эгоистичной матери, спасение они видели в замужестве. Пациентка первый раз вышла замуж в 21 год. С первым мужем у нее не было интимных отношений, поскольку у мужа были противопоказания —  аномальная близорукость. Первый брак длился два года, распался в тот момент времени, когда к власти пришел Гитлер, поскольку ее муж  был арийцем, а она еврейкой.

Второй брак длился два с половиной года. Муж был очень болезненный, поэтому интимные отношения, по сути, тоже отсутствовали. Пациентка, несмотря на все, самоотверженно о нем заботилась до самой смерти, но при этом сделала таким образом, чтобы завещание было переписано в ее пользу. Это был один из тех поступков, которые оказали влияние на ее дальнейшую судьбу. Однако были и другие поступки с ее стороны, например, она спасла двух детей от гитлеровской власти. Переехала в Венесуэлу, где была заботливой и примерной матерью для двоих пасынков.

В Венесуэле внезапно произошла коренная перемена, в ней проснулась женщина, которая хотела лишь удовольствий. До этого она была матерью и отцом для своих приемных детей, сейчас же она хотела лишь наслаждаться и любить. Ее первая внебрачная связь была с продавцом антиквариата. Он был садистом и сделал ее пассивной мазохистской, которая слушала его как «собачка». Он постоянно ее унижал как словами, так и действиями. После очередного унижения она убежала из дома и бросила под машину. После тяжелой операции она чудом осталась жива. Однако после выписки она снова вернулась к нему и отношения продолжались еще в течение двух лет.

Затем у пациентки был следующий мужчина, который также был садистом. Издевательства заключались в том, что у него помимо нее было еще 2-3 любовницы. Наконец она поняла, что такие отношения оказывали губительное воздействие на ее душевное и моральное здоровье, и она рассталась с этим мужчиной.

Сразу после расставания она решила, что ей нужно выйти замуж в третий раз. Выбор осуществлялся между двумя мужчинами, которые являлись ее хоть и дальними, но родственниками. Она не могла сделать выбор, поскольку ни одного, ни другого она не любила. В этот момент времени она консультировалась у психоаналитика, которая и повлияла на выбор пациентки. Один из претендентов в мужья болел такой же болезнью, как и первый муж, поэтому психоаналитик посетовала выйти замуж за другого.

Непосредственно в этом браке во время свадебного путешествия у нее возник невроз – боязнь пространства и смерти. Затем она родила дочь, однако, когда смотрела на дочь, у нее возникла мысль, что она должна ее задушить. О своих мыслях она никому не рассказывала, но при этом она не могла оставаться с дочерью в одной комнате, не могла ее поцеловать и обнять. Этот брак с виду был благополучным, однако, на самом деле все обстояло иначе. Она во всем помогала своему мужу, поскольку он постоянно нуждался в ее поддержке.

Наступил момент, когда она больше не могла терпеть мысли об убийстве дочери, поэтому в 1955 году она пришла на анализ к Липоту Сонди.

Лечение и анализ

Анализ Липот Сонди начал с применения классического психоанализа, то есть интерпретации ее сновидений. В результате удалось выяснить ее чрезмерное патологическое желание эгодиастолы, то есть «быть всем» — быть великой, знаменитой. Именно это желание позже привело ее в состояние психической больной, то есть инфантильного параноида. Интерпретация сновидений показала патологическую повышенную тенденцию эроса и танатоса, а также удалось выяснить ее душевную двуполую структуру, то есть гермафродическую.

В результате анализа сновидений пациентка осознала большинство своих проблем, а через год спонтанно сказала: «Я знаю, что я больна, как и моя мать». Дальнейшая психотерапия позволила добиться значительных положительных изменений. Однажды она сказала: «Я отделила себя от ребенка. Ребенок больше не моя собственность. Мой нарциссизм был настолько велик, что я называла дочь своим именем». После данного осознания, наступил период тихой и спокойной жизни, муж был очень доволен изменениями.

Однако улучшения длились не долго, поскольку совсем скоро она вернулась к прежнему своему состоянию, и говорила следующее: ««Уже два дня я боюсь стать ненормальной. Я почувствовала, что значит быть замужем. Муж и ребенок стали для меня первостепенными. Однако когда я просыпаюсь, я чувствую пустоту, поскольку у меня нет высшего предназначения. Может лучше прибывать в «тюрьме» своего навязчивого состояния? Мне нужно самой развиваться. Восемь лет я только смотрела на дочь и не могла ничего делать. Как только я начинаю рисовать, все становиться лучше, но сразу возникает долг по отношению к мужу и дочери».

Дальнейшие ее сны отражают манию величия и инфантильного параноика. Сон звучит следующим образом: ««Был страшный шторм, дом трясло. Я почти погибла, но ветер меня спас и все закончилось хорошо». Данный сон символизирует шторм в ее душе, то есть приближающийся психоз. Следующий сон она самостоятельно анализировало следующим образом:

«У меня часто возникает чувство, что я теряю свой разум, я не могу сконцентрироваться. У меня что-то отняли, а именно, забрали меня, как великую художницу и поэтому солнце исчезло…. Я потеряла то, что от меня требовали, что-то выдающееся.  Я верила, что я должна стать великой. Но теперь я должна стремиться стать заурядным человеком! Но я как человек и художница должна выделяться. Это требуют от меня! Это требование существует всегда, оно исходит либо от других, либо от меня. Поэтому я кричу о помочи, хочу выйти из этого состояния».

В результате у пациентки возникает мегаломания. Поскольку  она не может жить без «большого бытия», только в состоянии принуждения.

Кратко анализ данной пациентки можно было бы описать следующим образом:

  1. Изначально существовала эротомания к дочери, затем она вытесняется, и возникают мысли об ее убийстве.
  2. После осознания эротомании, навязчивые идеи уходят, однако возникает желание быть великой художницей, поэтому из эротомании возникает мегаломания.
  3. Третьим этапом Липот Соди доводит до ее сознания, что можно просто рисовать, без идей стать великой художницей.
  4. Однако на донное заявление пациентка реагировала патологически. Она была уверена, если отнять у нее мегаломанию, то это равносильно потере разума.

В результате инфантильный параноик у данной пациентки выражался следующей цепочкой: эротомания, гомосексуализм, вытеснение, насилие, создание сознательного, мания величия, сокращение мании величия, сумерки. Устранение всех этих симптомов возможно в том, случае, если пациентка не выйдет за границы своих возможных судеб и будет усердно рисовать.

Второй этап психотерапии – аналитическая психогогика или терапия установки. В этот период пациентка работала в ателье по 5-6 часов ежедневно. Брала уроки живописи и была счастлива. Эротомания, старые насильственные мысли, боязнь пространства, страх смерти исчезли, однако она тщательно скрывала свои идеи мания величия. В этот момент у нее происходит встреча, которая становиться причиной очередного психоза — она влюбляется в гомосексуального мужчину. Возникли галлюцинации, иллюзии, которые становились опасны, поэтому она была передана психиатру, а, в конце концов, изолирована. Через три месяца она была выписана, но симптомы эротомании не исчезли.

Выводы:

Анализируя психотерапию данной пациентки Липот Сонди писал, что первая фаза лечения методами психоанализа не принесла результата, поскольку сила инстинкта и Я-изменений носили не только травматический характер, но в большей степени генетический характер, о чем свидетельствует родословная. Методы психоанализа применялись в течение 4-х месяцев, а затем была предпринята попытка с помощью судьбоанализа социализировать ее потребности. Поскольку она была одаренной в живописи, то была предпринята попытка заменить ее насильственные мысли на принудительный труд в живописи, в противном случае, без принудительной деятельности была большая вероятность возникновения психоза.

Липот Сонди выделяет следующие причины неудачной психотерапии:

Во-первых, он не рассчитывал, что при психоаналитическом анализе пациента так быстро осознает свои детские насильственные желания по отношению к матери.

Согласно экспериментальным исследованиям известно, что принудительная деятельность защищает от психоза. Однако в данном случае что-то пошло не так. Анализируя, Липот Сонди установил, что не были учтены временные параметры проявления параноидального существования в родовом бессознательном. Необходимо было учесть возраст пациентки, которой было в начале анализа 46 лет, а именно в таком возрасте ее мать заболела, и пациентка могла повторить судьбу своей матери, что и произошло.

Во-вторых, известно, что психоанализ может содействовать проявлению латентного психоза, что и произошло в данном случае.

В-третьих, необходимо указать, что в данном случае делает невозможным излечение:  одновременное присутствие двух форм существования, а именно,  принуждения и мании величия. То есть пациентка должна была рисовать, чтобы заменить мысли о насилии на принудительную деятельности, но она соединила параноидальную манию величия с принуждением к работе и рисовала, чтобы стать великой художницей. Это слияние двух форм существования сделало невозможным защититься принуждением от психоза.

Липот Сонди в своих трудах описывает множество случаев из своей практики, и все они являются достаточно сложными. Труды Липота Сонди содержат широкий спектр способов и методов психотерапии и анализ отдельных уникальных случаев. Однако следует заметить, что судьбоаналитическая терапия, которую проводил Липот Сонди, то есть еще в XX столетии, длилась от 3 до 9 лет. Безусловно,  во-первых, тенденции современного мира не позволяют человеку столь длительное время посвящать психотерапии, а во-вторых, достаточно высокая стоимость психотерапевтических услуг. Следовательно, чтобы исключить данные факторы, психотерапия XXI столетия должна быть более эффективная, что сокращает и временные, и денежные затраты.

Список цитируемой литературы:

  1. Фрейд А. Эго и механизмы психологической защиты. – АСТ. 2008 – 160с.
  2. Фрейд З. Расщепление Я в процессе защиты (1940г).- Марийский полиграфическо-издательский комбинат. 2006 – 5с.
  3. Szondi L. Triebpathologie. Band 1. – Huber. 1952 – 234s.
  4. Szondi L. Triebpathologie. Band 2. – Huber. 1952 – 307s.
  5. Szondi L. Schicksalsanalytische Therapie. Teil 1. – Huber. 1963 – 264s.
  6. Szondi L. Schicksalsanalytische Therapie. Teil 2. – Huber. 1963 – 278s.
  7. Szondi L. Integration der Triebe – Die Triebvermischten. – Huber. 1984 – 75s.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *