Очерк «О наследии АБС»

Автор статьи: Лопатюк Ирина Игоревна — научный сотрудник НИИ Памяти (The Memory Institute)

АБС

Странная аббревиатура? Нет, но единственная в своём роде, не имеющая отношение к медицине, маркетингу, бизнес-администрированию или пиару.

АБС – Аркадий и Борис Стругацкие. Единственные писатели, вошедшие в литературоведение как феномен, означенный особой аббревиатурой. 

Аркадий и Борис Стругацкие – величина, не требующая комментариев и рассуждений. Уникальные в стиле и сути излагаемого писатели, сценаристы, идеологи, философы – кумиры эпохи интеллектуалов и людей ищущих — столь нечастой категории среди аудитории рубежа 20-21 века.

На вопрос «Кто такие Стругацкие» существует множество ответов. Пожалуй, одной унифицирующей категорией их можно было бы назвать феноменом – естественно, в силу вклада – идеологического, философского, исторического, литературного…да, многое говорят, многое пишут (в том числе, немалое число научных работ на соискание кандидатских и докторских статусов подано и успешно защищено). Биографические факты, свидетельствующие о непростой судьбе братьев, как принято считать, напрямую отразились и на содержании произведений самих Стругацких. Но данный краткий философский очерк хотелось бы посвятить не теме «влияния пережитой войны, советского строя или цензурных гонений, неумолимо сказавшихся на жизненном и творческом пути Стругацких». Таких материалов в виде статей, монографий, очерков – безусловно, хватает.

Рисунок 1. Аркадий и Борис Стругацкие

Данный очерк, в первую очередь, посвящён вопросу критического анализа содержания произведений Стругацких – того самого наследия, что людей ищущих и далее подвигает двигаться вперёд – к ответам на жизненные вопросы. По сути, наследие АБС – это наследие не утвердительного толка, но скорее побудительного. И по ряду причин принято считать, что множественные изложения сценариев, разворачивающихся в мирах Стругацких – это некая историческая хронология – определённый продукт социологического, культурологического и идеологического анализа советской эпохи.

«Забытый эксперимент», «Пикник на обочине», «Улитка на склоне», «Машина желаний» — эти и прочие повести и рассказы Стругацких достаточно часто описываются как плоды социально-фантастического эксперимента гениев 20 века – тех, кто метафорично и весьма содержательно не только описывал реалии советского бытия и эпохи длиною в 70 лет, но и результат данного влияния, процессы, проистекающие в социалистическом обществе, за его пределами, некие конфликты мировоззрения и философии личности, которая перестаёт быть индивидуальностью – эти и иные процессы, безусловно, затрагиваются и критично  описываются авторами (настолько, насколько позволяла политическая система контроля идеологии, разумеется).

Стругацких, в том числе и по ранее описанной причине, называли пророками и предтечами – даже уходя в сторону от «возвышенной» описательной категории, отметим, что дар прогноза действительно присущ истинным фантастам – не только Стругацким, к слову. Согласно общим статистическим данным, заслуга качественных инноваций, изобретений, нововведений, открытий и находок, как таковых, принадлежит не учёным (как бы это парадоксально ни звучало), а фантастам. В среднем, лишь 23% научных разработок в конечном итоге завершаются действительным продуктом или практическим результатом. И напротив, более 72% предсказаний, предположений, неологизмов и даже «странных выдумок» писателей фантастического жанра и жанра научной фантастики спустя некоторое время (от десятилетий – до веков) определяют будущие перспективные изобретения, новинки, практичные и полезные продукты эпохи. Подводные лодки, Википедия, ракеты, спутники, смартфоны, беспроводной способ передачи информации, даже новые сплавы металлов с особыми свойствами – предсказано научными фантастами задолго до методологических планов, создаваемых в научных лабораториях, обременённых требованиями планов, соблюдения порядка экспериментального исследования и прочее.

Стругацкие, впрочем, предсказатели более высокого порядка – они не ограничивались лишь неологизмами, новыми социальными ролями, новыми изобретениями – нет, все эти явления были лишь следственными продуктами, сопряжёнными с определённой эпохой и её силой влияния. Навык оперировать сравнительными и прогностическими категориями в области философии, этики, психологии человеческого бытия – это более комплексный навык, требующий и высокого уровня подготовки и соответствующего уровня самосознания, культуры и ответственности.

Господин Алоиз Макно! — говорю.  —  Все  правильно.  Городишко  наш дыра. Всегда дырой был и сейчас дыра. Только сейчас, — говорю, — это  дыра в будущее. Через эту дыру мы такое в ваш паршивый мир  накачаем,  что  все переменится. Жизнь будет другая, правильная,  у  каждого  будет  все,  что надо. Вот вам и дыра. Через эту дыру знания идут. А когда знание будет, мы и богатыми всех сделаем, и к звездам полетим, и куда хочешь доберемся. Вот такая у нас здесь дыра…

«Пикник на обочине»

Рисунок 2. Иллюстрация к повести «Пикник на обочине»

По ряду причин (которые в том числе, прекрасно изложены журналистом и писателем Д.Быковым), принято рассматривать данный посыл, который выбран исключительно в качестве наглядного примера, как некий продукт социального прогноза АБС. Стругацкие не просто описывали советский проект, но и показывали хронологию его развития, этапы становления, конфликты общества и представителей его ячеек и слоёв, но даже предсказали и показали, чем в скором будущем для человечества таковой проект закончится. И сегодня, в 21 веке, подобно сталкерам «Пикника», многие идут в «зону» за «хабаром» — в «зону советской эпохи, длившейся 70 лет» — за идеями, философией, продуктами научной мысли, за победоносным наследием славного народа – за всем, что только душа пожелает.

Безусловно, таковое мнение имеет право на существование, к тому же подкреплено оно и социологическими инструментами, и историческими сравнительными проектами. Однако, позиция о том, что произведения феноменальных Стругацких, является исключительно общественно-социально-политико-культурным фантастическим наследием – это взгляд, хоть и устоявшийся, но самими авторами не подтверждённый и до конца не сформировавшийся. В противном случае, даже научная линия исследования, негласно именуемая «стругацковедение», не существовала бы как динамическая система философских и психологических экспериментов, логик и аналитических исследований.

Всё же, в контексте очерка, позволим заметить, что жанр, который был избран Стругацкими – это жанр «научной фантастики» — и данный факт опровержению не подлежит. И поскольку речь идёт непосредственно о научной системе взглядов, возникает вопрос: зачем ограничивать наследие Стругацких социальными рамками? Вполне резонно и логично, что Аркадий и Борис Стругацкие рассматривали некое научное явление (или множество научных категорий), над познанием которых человечество бьётся заблуждается, пытается понять – порой тщетно, а порой удивлённо изучая находку, которая себя выказала как продукт стечения обстоятельств. Так или иначе, мы окружены множеством обыденных категорий, о которых практически ничего неизвестно, даже на уровне многоуважаемой академической науки – о том, что такое «память», «разум», «сознание», «психика», «душа», «дух», «сила» — и многое иное? Почему бы не предпринять попытку рассматривать «зону», как проекцию «памяти», её содержимое – как среду, фигуры – как механизмы, а явления – как отражение законов и принципов работы памяти, её взаимодействия с психикой и сознанием «хомо сапиенс» – человека разумного, но столь многого ещё не познавшего?

Безусловно, таковая позиция на данном этапе претендует исключительно на гипотетическое существование, но тем не менее, имеет место быть, как и все прочие догадки (даже несмотря на их статус «общепринятых» и «общепонятных»). Фактически, не так много известно о научных предпочтениях самих Стругацких, о их изыскательском и исследовательском пути. Достоверно известно лишь то, что научным Наставником Бориса Стругацкого является Козырев Николай Александрович – уважаемый советский астрофизик, учёный, новатор. К сожалению, ввиду известной политики «положено – не положено», утверждать конкретные факты о научных проектах Козырева и его ближайшего окружения не представляется возможным, в силу засекреченности архивов. Однако уже эта посылка определяет актуальный вектор исследования и точно позволяет заключить, что не всё так однозначно, корректно и аргументированно в системе миропонимания и способе интерпретации систем миров

 

 

Рисунок 3. Козырев Николай Александрович

Заключение

И всё же, «теоретиками бытия» Стругацких никак нельзя назвать – слишком много практичного и прикладного, конфликтного и жизненного в их произведениях – таковой субстанции, что и сегодня импульсивно подталкивает людей к поиску ответов на неизвестные вопросы. И что же там – по ту сторону «информационного шифра»? Пожалуй, многие находки и открытия, которые, в свою очередь, пригодятся в жизни, ждут свой час. Но прежде – почему бы не отступить в сторону от «устоявшихся интерпретаций» и взглянуть на мир Стругацких, как на зашифрованную научную категорию? Ведь как известно, сокровище не там, где ходят все, но там, где оно намеренно заложено хозяином ввиду конкретного замысла и логики.

Список литературы:

  1. Аркадий и Борис Стругацкие – «Пикник на обочине». – Москва: Издательство АСТ, 2017, 189 с.
  2. Дмитрий Быков. Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2 (интернет-ресурс youtube.com)
  3. Ант Скаландис. Братья Стругацкие. — М.: АСТ, 2008. — 704 с.
  4. Светлана Бондаренко. Неизвестные Стругацкие: От «Отеля» до «За миллиард лет…»: черновики, рукописи, варианты. — М.: АСТ, 2006. — 640 с.
  5. Борис Вишневский – «Аркадий и Борис Стругацкие — Двойная звезда». – СпБ: Издательство Союза писателей Санкт-Петербурга, 2013 г.
  6. Программа «Экология литературы. Братья Стругацкие», 2013 г. (архивировано на интернет-ресурсе youtube.com)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *