Интроекция – один из этапов интеграции «Я»

Аннотация: с позиции комплексного изучения механизмов бессознательного, в статье описывается элементарная функция «Я», именуемая «интроекцией». Представлено определение интроекции; дана типологическая классификация форм интроекции; описаны причины интроективных бессознательных выборов, диктующих специфические аспекты неконтролируемого поведение индивида; также продемонстрированы практические примеры интроекции. Описана роль и значение интроекции как разновидности интеграционного этапа формирования целостного «Я». Статья составлена на основании материалов, полученных из судьбоаналитических первоисточников.

Ключевые категории: судьбоанализ, судьбопсихология, Липот Сонди, партиципация, интеграция, трансцендирование, интеграция, отрицание.

В предшествующей статье нашего издания были рассмотрены четыре элементарные бессознательные функции, с помощью которых «Инстинктивное «Я» индивида пытается освободиться от власти бессознательного и пройти путь интеграции. В частности, согласно доктрине судьбоанализа «…Интеграция означает не что иное, как восстановление общного (полного) в противовес к его разрозненности (или дезинтеграции). В одной из основополагающих книг, «Я-Анализ», Л.Сонди так описывает роль и значение человеческого «Я» — это «….инстанция, которая  должна быть способна через свою интегрирующую функцию преодолеть  разъединение между наследием и духом, разрыв между миром объекта и миром субъекта, разделение между осознанным и неосознанным, между бодрствованием и снами, а также между этим миром и миром загробным, а также соединить друг с другом силу и власть, все противоположные направления и формы бытия, и принудить их к взаимному дополнению». [1]

Бессознательная функция отрицания в судьбопсихологии описана, как некая начальная, отправная точка индивида, позволяющая ему впоследствии стать самостоятельной личностью. Элементарная функция отрицания характеризуется проверкой действительности через отрицание; в результате посредством данной проверки индивидом осуществляется классификация объектов, субъектов и ситуаций на «положительное» и «негативное». В результате положительные категории осознаются, а негативные отрицаются, то есть остаются вне сознания. Следующий этап интеграции «Я» осуществляется благодаря наличию бессознательной функции интроекции. Именно этот феномен и выступает объектом исследования в контексте данной статьи; предмет исследования – понятие «личная интроекция».

мы рассматривали «Я» как мост всех душевных противоположностей, определяли «Я» как первосвященную противоположность и анализировали сначала в его элементарных функциях. Четыре элементарные функции «Я» таковы: партиципативная проекция; 2. инфляция; 3. интроекция; и 4. Отрицание – все они были представлены как изначальные корневые функции «Я». Таковые радикалы являются действующими в физиологии и патологии психики – по сути, в личной и общественной жизни у культурно-бедных народов и у культурно-богатых (цивилизованных) народов, и они исторически не свойственны народностям во все времена. Быть единым, быть равным, быть родственным с объектом (партиципация); Быть всем (инфляция); Иметь все (интроекция); Все отрицать (отрицание) являются в действительности не историческими Я-тенденциями, но «Я-радикалами» по причине того, что невозможно далее их функционально разделить.

Липот Сонди, книга «Я-анализ» [1]

Интроекция — это бессознательное примитивное элементарное стремление «Я» брать во владение ценные объекты, ценные представления, все ценные содержания внешнего и внутреннего мира, без соединения с ними. Бессознательной конечной целью любой интроекции является изначальное человеческое стремительное владением всем. [2]

Накопление различных ценностей индивидом базируется на стремлении «Я» обеспечить себе безопасность, следовательно, главная необходимость (или бессознательная потребность) на этом этапе заключается в обеспечении безопасности за счет приобретения и присоединения материальных ценностей. Важно уточнить, что власть как явление эта функция не обеспечивает,  но разрешает вопрос воссоздания «абсолютной безопасности» методами завладение ценными объектами.

Рассмотрим интроекцию комплексно, учитывая характеристики и причинные особенности трёх уровней бессознательного. Личной интроекцией является та интроекция, при которой присоединённое содержание «Я» вызывает у носителя переживания узко-направленного  характера; в таком случае речь идет о личном захвате объектов, ощущений, чувств, а также о присоединении их к себе (к собственному Я) и удержании. [2]

С целью описания динамического способа срабатывания данной бессознательной функции, приведём пример из врачебной практики Липота Сонди; этот пример демонстрирует протекание процесса интроекции:

«Холостой учитель языков (45 лет) страдает от  тяжелой депрессии. Причиной депрессии стало любовное расставание, произошедшее 2 года назад. Его невеста ранее относилась к нему нежно, но внезапно изменила свое отношение, начала проявлять агрессию, обвинять его и унижать. Затем она его покинула и вышла замуж за другого.  Это стало для него сильным ударом,  после чего он чувствовал себя покинутым, как брошенный ребенок.  При этом учитель более не мог работать, сидел целыми днями в комнате и в результате начал сам себя обвинять в точности, как это ранее делала его невеста: «Он не мужчина,  не готов к браку». В результате мужчина перестал общаться с людьми, и у него возникли мысли о самоубийстве». [1]

Анализируя конечный инцидент срабатывания функции интроекции, отметим, что в результате произошло присоединение потерянного объекта  (невесты) к «Я» пациента: то есть, весь садизм (s-!) он направил против самого себя. Показательно также, что мужчина обвинял себя теми же словами, которые ранее ему адресовала невеста перед расставанием. К концу отношений она его ненавидела, поэтому в итоге и он сам себя возненавидел.

«Каждый человек носит целый альбом картин различных потерянных в своем «Я», объектов. Эти идеалы, называемые идеалами «иметь» или идеалами «владеть»; на основании этих образов позднее будет осуществляться поиск новых объектов для овладения». [1 ]

Исходя из интенсивности и времени присоединения личная интроекция классифицируется на три внутренние формы:

  1. Гиперинтроекция
  2. Детальная интроекция
  3. Специальная интроекция.
  1. Гирепинтроекция является одной из форм нарушения интроекции, поскольку при таковой форме осуществляется слишком острое присоединение потерянного объекта, и в результате запускается циклический, непрекращающийся поиск нового объекта, который в точности соответствует утерянному. Проблематикаи опасность описываемого процесса заключается в том, что такового искомого объекта просто не существует. В частности, симптомы, порождаемые гиперинтроекцией, наблюдаются у индивидов при меланхолии, мазохизме.
  2. При детальной интроекции происходит присоединение к «Я» не целого объекта, а только определённой части: той, которая является либо неважной, либо важность её завышена. В результате происходит поиск не объекта, как целостной единицы, а только лишь его части. Этот симптом наиболее явно проявляется у фетишистов. [1]
  3. Для понимания принципов срабатывания специальной или мгновенной интроекции необходимо этот процесс сравнить с фотографированием. Как и при срабатывании фотоаппарата, в жизни индивида при его встрече с какой-либо ситуацией, в его бессознательном сохраняются картины, сравнимые со слайдами или фотографиями. Эти слайды отражают идеал «иметь»; более того, у каждого человека в бессознательном таких образов бесчисленное множество. Более яркий образ картины при интроекции получается в случае, когда неожиданная потеря объекта сопровождается аффектами и травматичностью: в таком случае конкретные образы будут играть решающую роль при поиске нового объекта. В том случае, если картина образа носит «расплывчатый характер» идеала «иметь», то для индивида процесс поиска нового объекта станет много проще, поскольку при таком типе поиска отсутствуют конкретные параметры. Именно таким способом функционирует интроекция у индивида в условиях, приближённых к норме. Однако, если потерянный объект оставляет (отпечатывает на слайде) «резкий образ», то поиск нового объекта становится крайне сложным. Подобного рода проявление специальной интроекции можно наблюдать при меланхолии и различного рода извращениях.   [1, 5]

С позиции исследования принципов функционирования всех трёх форм интроекции Л.Сонди определил следующий решающий механизм для изменения судьбы индивида:  некое «… душевное мгновенное положение, то есть «сценарий», «душевный театр», в котором как раз проигрывается сцена отделения». [1, 5] Для понимания  и диагностирования, а также прогноза формы личной интроекции отдельного индивида, необходимо учитывать следующие параметры:

  • находится ли персона в момент разделения интроецированной в любовном отношении или в отношениях ненависти к объекту;
  • будет ли отделяющийся от персоны объект относиться к нему садистки или как субъект, преисполненный любовью;
  • а также будет ли интроецируемая персона сама относится к объекту любовно в момент отделения или издеваясь,
  • была ли персона вообще возбуждена, и что её возбудило до момента отделения.

Таким образом, описанные четыре параметра и определяют качество условий или сложившихся на момент отделения жизненных обстоятельств. [1]

Согласно судьбоаналитической доктрине, мгновенные сценические картины и возбуждения, с ними связанные, являются решающими для судьбы человека.  В силу того, что аппарат интроекции индивида фиксирует возникающие моментальные возбуждения как «мгновенный сценарий», человек безостановочно, навязчиво и бессознательно ищет повторения этих «фатальных мгновенных сцен» со всеми аксессуарами, принадлежностями в будущем. К примеру, если любовный объект будет потерян персоной в момент испытываемой ею ненависти, а затем этот же объект будет вновь присоединен, то в итоге у персоны возникнет «образ идеального объекта ненависти». Вследствие нового присоединенного «образа ненависти», с момента его возникновения интроецируемый ищет исключительно такие параметральные объекты, которые к нему будут испытывать ненависть. Сам индивид должен будет от них страдать или мучиться; они должны его унижать, сам индивид- унижаться; они должны понижать его ценность. (Таким образом, в частности, возникает мазохизм при меланхолии). [3]

С практической точки зрения в второй половине 20 века интроекционные исследования послужили весомым вкладом в расширение понимания срабатывания механизмов психологических защит. В частности, понимание функционирования элементарной функции интроекции позволило дополнить блок аналитических данных о том, как с позиции персонального бессознательного срабатывает вытеснение (как ключевой механизм, описанный Зигмундом Фрейдом); каким образом Я-радикалы родового бессознательного выбирают новые объекты\субъекты для интеграции; каким способом создаются предпосылки для перехода к конкретным архетипам уровня коллективного бессознательного индивида. [4]

Практическая значимость и перспектива исследования интроекции как элементарной функции «Я» заключается в определении и описании модели функционирования бессознательного как системы, а также дескриптивного анализа причинно-следственных связей «Я-радикалов», их инстинктивных требований и видимой модели поведения человека, что, безусловно, является весомой категорией знаний в области проведения судебных и медицинских экспертиз, восстановления картины следственных событий; полезно в диагностировании и построении прогнозов, а также выработки тактики работы с пациентом; в вопросах профессионального ориентирования и отбора; менеджмента предприятия и самоменджмента.

Список цитируемой литературы:

  1. Szondi L. Ich-Analyse. Die Grundlage zur Vereinigung der Tiefenpsychologie. Triebpathologie, Bd. II. Bern: Hans Huber.
  2. Szondi L. Triebpathologie. Verlag Hans Huber (Bern). 1952.
  3. З. Фрейд. Отрицание. (1925 год), Издательский дом «Эрго», 2016 год.
  4. К.Г. Юнг «Архетип и символ». Издательство «Канон+РООИ «Реабилитация», 2016 год.
  5. О.В. Мальцев «Введение в судьбопсихологию» — Днепр: Середняк Т. К., 2018, —105 с.

Интроекция – один из этапов интеграции «Я»: 1 комментарий

  • 17.06.2018 в 13:27
    Permalink

    На раннем этапе становления психоанализа значительную роль в его развитии сыграли личностные характеристики Фрейда и его сподвижников. Положение евреев в Вене , утративших связь со своими корнями, было маргинальным, чем и объясняется их склонность к риску, сопряжённому с профессиональной деятельностью в новой области психоанализа. Кроме того, стимулом для их сплочения вокруг фигуры Фрейда послужила возможность обретения самоидентичности. Часть психоаналитического движения, представленная евреями, была непропорционально большой. Сторонники Фрейда проявляли крайнюю самонадеянность относительно перспектив психоанализа. Сам же Фрейд не терпел никакой критики, требуя полной и безусловной лояльности от своих сторонников. Результатом всего этого стало формирование в психоаналитическом движении своеобразного религиозного культа Фрейда, к которому члены данного движения должны были относиться как к никогда не ошибающемуся Богу. Один из приверженцев Фрейда Макс Граф, впоследствии вышедший из рядов психоаналитиков, выразил это в следующих словах: «Фрейд — как глава церкви — изгнал Адлера ; он отлучил его от официальной церкви. В течение ряда лет я пережил полное развитие церковной истории»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *