Гуманоидный и негуманоидный разум

Наука, как известно, безразлична к морали. Но только до тех пор, пока ее объектом не становится разум…
Аркадий и Борис Стругацкие «Беспокойство»

Предисловие

Обыкновенно «серьёзная литература научного толка» сегодня подаётся намеренно обременённой. Обременённая оковами, вереницей потоков нелитературных громоздких оборотов и маститых терминов. Особенно, если речь идёт о столь высоких материях, как философия, экономика, право. Не обошла эта тенденция, симулирующая мнимую компетентность писателей в личине люда учёного, и маркетинг. Тот вид искусства, которому отдано моё сердце.

Знаете ли, я хотел бы рассказать вам, многоуважаемые читатели, о маркетинге XXI века, минуя эти шаблоны. Собственно, рассказать о том, что предшествует любому маркетингу, планированию, реализациям. И рассказать так, как этому учили меня. Откровенно и по сути, не тратя драгоценное время на то, что в конечном итоге не приведёт к результатам.

То, о чём сейчас пойдет речь, могло бы стать стержнем научно-фантастического романа для весьма требовательных интеллектуалов. Однако я считаю, что предстоящее философское рассуждение является основополагающим для любой работы в условиях современности. Оно же выступает основой, фундаментом понимания того, что происходит сегодня в мире – в мире беспросветных изменений, туманного будущего, «крысиных бегов» и тотальной нехватки времени в жизни, смысл которой где-то за горизонтом…

Да, перед вами – откровение. Оно несомненно затронет слишком много разных научных и жизненных категорий, отнести которые к какой-то одной или паре дисциплин будет неверным. Всё-таки наша жизнь не сводится лишь к психологии или, к примеру, математике. Напротив: сегодня научные дисциплины жаждут объединения, «открытых» дверей и единых вершин.

Впрочем, пожалуйста, не волнуйтесь: я сделал всё, что в моих силах, чтобы донести до вас суть этого рассуждения – трамплина ко всем последующим шагам – наиболее простым языком. Полагаю, скорее всего, это откровение в стиле моего учителя Виктора Павловича Светлова. Приблизительно так он меня и учил. 

Из предисловия Я. Стаховского к учебнику «Маркетинг: XXI век».

Гуманоидный разум

А начать я предлагаю наше философское рассуждение с цитаты из одной из моих любимейших книг. Если помните, в «Пикнике на обочине» замечательных писателей братьев Стругацких некто учёный, доктор Пильман, говорил о существовании определенной категории лиц, занимающихся в науке буквально «чем ни не попадя». Нашлись даже такие таланты, которые умудрились изобрести «науку», которая приписывает свойства разума человека внеземным цивилизациям. Какая-то странная логика, не находите? Лично я искренне недоумеваю, почему у внеземного разума обязательно должен оказаться такой же разум, что и у человека? Чтобы просто кому-то было удобнее? Собственно, напрямую обратимся к цитате, доктор Пильман весьма чётко изложил суть:

«Обычно исходят из очень плоского определения: разум есть такое свойство человека, которое отличает его деятельность от деятельности животных. Этакая, знаете ли, попытка отграничить хозяина от пса, который якобы все понимает, только сказать не может. Впрочем, из этого плоского определения вытекают более остроумные. Они базируются на горестных наблюдениях за упомянутой деятельностью человека. Например: разум есть способность живого существа совершать нецелесообразные или неестественные поступки».

Да, мы люди; мы можем говорить о существовании разума с «человеческими» свойствами или гуманоидными (Human = человек). Но ведь это совершенно не означает, что гуманоидный разум – это единственно существующий разум, не так ли? В частности, те же Стругацкие приводят примеры и негуманоидного разума. Например, лес или, скажем, голубой туман. Туман ведь не человек, правильно? Но у фантастов он разумный. И читателя это не смущает. 

Да начнётся откровение.

Предлагаю немного поразмышлять. Вот как вы считаете, какой разум у Бога: гуманоидный или нет? Пожалуй, если человек создан по Его образу и подобию, в таком случае, ответ должен быть положительным. Верно? Безусловно, нет. Не «гуманоидный», не человеческий разум у Бога. Достаточно ведь и того, что никто из людей Бога не видел (кроме пророка Иезекииля). И, по правде, сложно утверждать, что именно пророк узрел, ведь мы можем об этом судить, только исходя из источников вовне, из той информации, что сохранилась по сей день. Вас же, уважаемый читатель, как и меня, там не было. Мы не присутствовали в этот миг Узрения. А если то, что видел пророк, и вовсе никак на человека не походит ни по образу, ни по подобию? Что можно утверждать в таком случае?

Мудрецы говорили, что разум – это способность самостоятельно ставить задачи и решать их. Говорят также, что Бог – это Вселенский разум. Однако, анализируя последнее определение, разве можно Бога назвать разумом? Приравнять по свойствам? Так, Бога некогда отождествляли с тем, кто всё знает, а знание исключает необходимость ставить задачи. Он же вездесущий, всемогущий, бессмертный и всеведущий, Господь Бог. А всезнание исключает необходимость ставить задачи. Возникает парадокс: получается, тот, кто знает всё, не является разумным?

Интересно, а что вообще означает «гуманоидный разум?» Вот, например, осьминог. Чего он только ни умеет: и под среду адаптироваться, и банки выкручивать, и коммуницировать с человеком, и настроение демонстрировать… Осьминог – создание разумное, не так ли? По меньшей мере, мы это наблюдаем в его поведении.  Но если осьминог – создание разумное, значит ли это, что и у осьминога гуманоидный разум? 

Невольно возвращаешься к словам Пильмана: «…разум есть такое свойство человека, которое отличает его деятельность от деятельности животных». Знаете ли, понаблюдав за осьминогами, невольно задумаешься: иные осьминоги разумнее человеческих особей бывают!

Жаль, что в «Пикнике на обочине» не столь много сказано о загадочной Зоне Посещения. А ведь в определённом ключе и про Зону мы могли бы спросить: а у зоны «Пикника» разум какого типа? А у Леса Стругацких из «Улитки на склоне» – тоже, какой разум? Нечеловеческий определённо… Значит, негуманоидный? И если лесобладает негуманоидным разумом, то могли бы мы в таком случае заключить, что и у зоны тоже разум негуманоидный? Если да, то почему? Если нет, то почему? 

Дабы не потеряться в рассуждениях, сделаем шаг в сторону уже затронутой нами категории – категории Знания. Во-первых, полагаю, стоит напомнить, что знания бывают двух видов:

  1. Те, которые можно было бы использовать для решения задач;
  2. Те, которые задачи исключают, т.е. абсолютное знание;

Во-вторых, не требуется также двух высших образований и семи пядей во лбу, чтобы понимать: задачи ставятся, дабы их решать. Но (!), если вы, например, всё знаете, тогда вам ничего решать не нужно, правильно? Всё ведь уже решено заранее, так зачем что-то ещё? 

Приведу пример этого, на первый взгляд, парадоксального замечания. Представьте себе, что существует головоломка. Если вы знаете ответ на головоломку или загадку, зачем вам её решать? Для вас это уже не головоломка. Более того, иногда вместо знаний человек пользуется неким бытовым общепринятым заблуждением как формой знаний. И пользуется ею точно так же: чтобы исключить задачу как таковую и необходимость её решать. 

И как же в таком случае называется механизм, который исключает решение? 

Допустим, я действую так: ставлю задачу и сразу реализую её, а не ищу решение. Что это за форма реализации такая? Это, вероятно, и есть негуманоидный разум, поскольку негуманоидному разуму решения искать не нужно. Он не решает задачи, но ставит их и реализует, при этом – без вариантов и с абсолютным результатом. 

Получается в итоге следующее: то, что ставит задачи, по какой-то причине нуждается в знаниях без необходимости их использовать. Вам не кажется, что это и есть состояние, присущее среднестатистическому человеку в наш век? Если осмотреться вокруг, окажется, что человеку «нужны» знания, которые он использовать не собирается. Он просто собирает их «про запас», приговаривая, что «когда-нибудь пригодятся». Зачем, когда, так ли – это никому не ясно. У людей этот феномен, к слову, называется интеллектом.

Интеллект – это знание, качеством и объемом имеющее разные формы, без необходимости ставить задачи и их реализовывать. Кстати, касательно интеллекта кое-что не могу обойти стороной: говорят ведь, что люди давным-давно создали искусственный интеллект. Так ли это? Боюсь, сегодня Великий всезнающий интеллект в электронном обличье – это всего лишь миф. «Но раз так, что же люди создали, в таком случае?» – наверняка спросите Вы. А знаете, конкретный ответ неизвестен. Нет ещё никакого искусственного интеллекта. И пожалуй, конструкторами и программистами движет иное, далёкое от интеллекта: желание создать прототип «самого себя в виде робота». Мы могли бы сформулировать это так. Безусловно, прискорбно это осознавать, но по правде, мы и сами не знаем, в каком мире живём.

Вы, наверное, замечали, что современных людей почему-то не интересуют инструменты и механизмы реализации задач. Когда Вам в последний раз о них задавали вопрос, не припомните? Вот именно! Только некоторых из них интересует некое качество знаний, которое позволяет решать задачи и удовлетворять потребности. Соответственно данной тенденции в ряд выстраивается несколько вопросов: 

  • Можно ли сказать, что человек в себе сочетает гуманоидный и негуманоидный разумы? 
  • Какой негуманоидный разум присущ человеку? 
  • В чём отличие гуманоидного разума от негуманоидного; состоит ли оно в том, что первый способен делать только протезы? 
  • А негуманоидный разум способен создавать нечто, не связанное с самим объектом или элементом его запчастей? 

Вопросы, конечно, непростые; может быть, для кого-то запутанные и неинтересные, и полагаю, что некоторые из вас уже приняли для себя решение покончить с этим чтением и поискать что-то более… динамичное, как вариант. 

Что ж, я ни в коем случае не настаиваю на обратном. Уже давно известно, что правду слушать очень сложно, а порою – невозможно. Кому понравится узнавать всю правду этого мира (экономического, политического и т.д.) и осознавать, что Он – всего-то скромный элемент глобальной системы, в которой всё (!) достаётся третьей стороне. Всё и всегда. Третьей стороне – но не вам. А кому же? Вот в том-то и соль рассуждения. 

А сейчас позвольте всё-таки вернуться к нашему уже полюбившемуся разуму. Доказано, что все изобретения человека – это А) извлечённые, буквально «вытащенные вовне, из себя» какие-то запчасти или Б) протезы функций человека (например, его биологических функций). 

Так, негуманоидный разум, вероятнее всего, может создавать вещи, не связанные с человеком, создавать просто из воздуха, не ориентируясь ни на что уже существующее, не изыскивая прототипа. При этом, он не способен отдавать себе отчёт, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Для негуманоидного разума не существует таких категорий. У него нет препятствий на пути выполнения задачи, ведь он не ищет решений. У негуманоидного разума всё определяется лишь объёмом возможностей. 

Позвольте для большего понимания провести яркую образную аналогию… с палачом. И хоть это явление для нас уже, вроде как, кануло в лету, но данный пример превосходен для пущего понимания сказанных слов. Заметьте, пожалуйста: палач ведь не думает, когда выполняет свою работу, он просто хорошо рубит головы.

Исходя из ранее изложенного в нашем философском рассуждении, имеем следующее:

  1. Гуманоидный разум: напрямую связан со знаниями, задачами, решениями, внедрением и т.п., с извлечением чего-то из себя или протезированием себя. В основе работы гуманоидного разума лежит решение задачи на базе прототипов.
  2. Негуманоидный разум: не требует знаний, требует лишь постановки задачи (и не важно, кто её ставит, лишь бы было что сделать) и реализации ее посредством инструментов. Соответственно, для негуманоидного разума всё определяется объёмом возможностей инструментария. Именно в этом ракурсе и употребляются такие понятия, как «механизмы реализации задач», «инструменты реализации задач» и др. От того, насколько качественно человек знает инструментарий и умеет им пользоваться, и зависит срабатывание негуманоидного разума.
  3. Интеллект – некий объём знаний, позволяющий решать задачи без необходимости внедрения их решений (например, разгадывать кроссворды). 
  4. Электронный разум – ограниченный искусственный интеллект, который не заботится о качестве знаний, а точнее, искажает даже знания, полученные в ходе опыта, под определённые «адекватные» представления, этику, мораль. При этом, степени искажения (или адаптации) никто даже не даёт оценки. 

А теперь изобразим систематизированно систему разума и интеллекта, которая существует у человека. Обратим внимание, что все четыре этажа у человека присутствуют, однако его всё же нельзя назвать исключительно «гуманоидом». Это означало бы сузить диапазон его возможностей только (!) до гуманоидной составляющей. То, что современная наука называет гуманоидом, при простейшем математическом рассуждении рассыпается в определении, поскольку человек гуманоид, только на ¼ (впрочем, у некоторых особей, повторюсь, и с этой «четвертью» колоссальные проблемы, в силу проживания жизни в качестве робота с автоматизированными под среду ограничениями этики и морали). 

Итак, мы можем заключить, что человек волен принять любую форму разума: может задействовать все свои возможности, или только одну из них, или две и т.д. Конфигурация, по факту, может быть любой. В частности, когда мы говорим, что у человека «Х» существуют все четыре уровня (то есть, он их все задействует в жизни и деятельности свободно и управляемо), значит, перед нами – Сверхчеловек.

Любой иной человек – увы, ущербен. И долю ущербности своей на каждом уровне он будет стараться восполнять, пытаясь нечто найти или обрести. Так, роботы всю жизнь свою будут бороться с дефицитом (вечно им чего-то не хватает – то денег, то возможностей, то признания, то удачи, то неба голубого над головой). Поборники интеллекта будут стремиться к некоему фантому. Обладателя гуманоидного разума всю жизнь ждёт поиск «отца».

Негуманоидный же разум не интересуется такими категориями. Единственное, что его «беспокоит» – это поиск власти. Да, власть – это функция не гуманоидная, а божественная; власть – это отождествление себя с Богом. И время от времени, так или иначе, каждый человек стремится к власти…

Давайте порассуждаем, что же сегодня интересует человечество? Прогноз? Возможно. А благополучие требует прогноза? Благополучие как форма жития и существования за счёт кого-то, безусловно, требует прогноза, ведь так и хочется узнать, как долго такое житие продлится (как долго музыка сыграет, как долго сказка станет жить). И напротив, негуманоидному разуму прогноз не требуется, ведь для него исключено понятие «не получится». 

Так может быть, всё дело не в прогнозах, но в том, ради чего гуманоидные жители прогнозов ищут? Конечно же, ответ кроется в простом: в удовольствиях.  Прогноз – это нужда и потребность, выросшая из страха: из страха потерять удовольствие.

В чем еще нуждается человечество? Пожалуй, в опыте, который можно использовать и переповторить в критической ситуации. В этом несложно убедиться на примере современной Европы, переживающей «ужасы пандемии». Изначально ведь было известно, что лидером (отнюдь не в положительно-эмоциональном значении этого слова) в ситуации с эпидемией-пандемией коронавируса был Китай. Именно с него, как считается, всё и началось; именно у них, у первых, кривая заражения и смертности пошла на спад. Совершенно очевидно, по какой причине, например, многие европейские страны, охваченные вирусом, обратились к Китаю за помощью в борьбе за жизнь. …Кстати, только Италия «отправилась» по другому пути. Они обратились за помощью к России. Интересно, почему? Можно ли это считать совпадением? Ведь, если рассудить логически, Россия – менее всех пострадавшая страна, которая, якобы, не имеет опыта в разрешении вопроса борьбы с пандемией. И, тем не менее, Италия – Италией, но ведь другие-то страны ЕС могли же поступить иначе? Столь высокоразвитые державы, неужели они оказались не способны разрешить задачу такого масштаба? Как показывает практика, нет. И почему так – вот она, загадка психологии Европы.

Человечество нуждается в минимизации потерь. Оно согласно с неизбежностью потерять чуть меньше… скажем, половину или треть, но не всё. Человечество нуждается в новых впечатлениях, ощущениях и удовольствиях. Да, оно всегда нуждалось в удовлетворении своих физиологических потребностей, таких как есть, спать и т.д. А главное, нуждалось и нуждается в признании и власти как основе безопасного и благополучного существования. Существования за счёт других, прекрасного и относительно беззаботного на определённый промежуток времени. 

Разве не этого все ищут сегодня, в мире, который только-только переходит в «эру пост-пандемии»? Разве не маркетинга власти и свободы существования?

Автор: PhD Мальцев Олег

Источник: журнал «Эспедиция»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *